Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Газета "Республика"

ПОРНО? ДА, СМОТРИМ! (+ТОП 10 ПОРНО АКТРИС ПО ВЕРСИИ ЖУРНАЛА MAXIM)



Фильмы для взрослых, похоже, перестали быть табуированной темой в украинском обществе. Люди готовы, не прячась за псевдонимами, рассказывать, какое порно они смотрят, для чего и с кем


Десять лет назад, чтобы увидеть секс на экране телевизора, приходилось, краснея, брать кассеты в видеопрокате. Обычно запретный плод украдкой вынимался из-под прилавка, а название фильма на кассете было написано карандашом и маленькими буквами. Сам процесс добычи порно превращался в постыдную операцию, сговор продавца и покупателя. Дико? Наверное...
Читать дальше - http://gazetarespublika.info/porno-da-smotrim/
promo respublika_news april 24, 2013 10:20 5
Buy for 100 tokens
Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС рассказали «Республике» о войне с «мирным атомом» Глеб Масловский В эти дни вспоминают, пожалуй, самую страшную техногенную катастрофу в мировой истории – аварию на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года взрыв…
Газета "Республика"

С мужчиной? Никогда!


Очень одинокая лесбиянка Маша рассказала «Республике» о чисто женской любви и чисто женском сексе
Илона Тунанина
В первые минуты встречи Маша защищается от меня темными очками. Голос резкий, с хрипотцой. Такие же резкие, немного угловатые движения. Пружинистая походка. Темная куртка, ярко-розовая футболка с аппликацией, джинсы. Темные волнистые волосы устроились на плечах. Когда снимает очки, смотрит из-под стриженой челки с вызовом, готовая в любую минуту обороняться.

Маше 23. Сейчас у нее очередной кризис – месяц назад девушка, в которую она была влюблена и с которой строила планы на будущее, вышла замуж. Маша – лесбиянка. У нее никогда не было отношений с мужчинами и, скорее всего, не будет. Свой выбор она сделала в 13 лет. Говорит, раз и навсегда.
«Просто захотелось рассказать», – так Маша отвечает на вопрос о причине, заставившей ее решиться на откровенный разговор с журналистом «Республики». «Меня не притесняют, я не чувствую агрессии от людей. Просто захотелось поделиться», – говорит она, и в голосе слышатся обреченность и усталость. Тяжелая ноша – быть не такой, как все.

Collapse )
Газета "Республика"

«Блядня» по-крымски. Часть 2

1 часть
«Республика» продолжает рассказ о проституции в Таврической губернии на рубеже XIX–XX веков, когда дома терпимости работали в каждом крупном городе, а в Симферополе их было пять! Борделям приходилось конкурировать с тайной проституцией, а доступность любви за деньги делала Крым одним из самых «венерических» регионов России

Кирилл Железнов



Проспект разврата
Улочки и переулки старого города Симферополя, закладывая виражи и порой путаясь между собой, стекаются к главной улице этого района – Миллионной. Сегодня это часть улицы Ефремова: одноэтажные дома глядят друг на друга небольшими окнами: вместо деревянных рам – пластиковые, но еще кое-где сохранились лепные карнизы позапрошлого века. На многих стенах осыпалась штукатурка. Кажется, дома получили ранения, потроха вылезли наружу: видно куски бетона, камни и столетнюю черепицу – ее тоже применяли для кладки стен. Раны старых домов старается скрыть природа: тянется высокая трава, раскидывают ветки еще зеленые деревья. На дороге дырявый асфальт, а не брусчатка, как это было сто лет назад. Парадные входы, устроенные по моде XIX века на углах домов, практически все заложены, но их очертания угадываются на фасадах.
Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

Проститутка Женя: «У меня ВИЧ, но клиентам не говорю»


«Республика» взяла интервью у путаны с симферопольской объездной. Она согласилась говорить, не скрывая лица: «Черный квадратик только на глаза поставьте, хорошо?». И была откровенной – хотя и потребовала плату за время, потраченное на разговор
Кирилл Железнов
фото автора
Сквозь редкую листву придорожной лесопосадки видно спину мужчины в белой футболке и женщину на корточках. Ее голова ритмично двигается. Мы отъезжаем чуть дальше, засекаем время. Проходит семь минут. Первой из лесопосадки выходит проститутка, она присаживается на обочину и роется в сумочке: прячет деньги, достает зеркальце и губную помаду. Поправляет макияж. Следом появляется клиент. Он без машины, кивнув путане, медленно поднимается вверх по трассе, в сторону ближайшего поселка.

«Сто и сто пятьдесят, – нагнувшись к окну нашего автомобиля, объявляет расценки путана, но заметив наши непонимающие взгляды, объясняет: – Сто гривен – это минет, за сто пятьдесят секс. Если вместе, то двести».
Ее зовут Женя, ей тридцать девять лет. Она немного картавит, слова из ее рта выкатываются звучно и сыплются как камешки: не давит на жалость, не плачется, просто рассказывает «как есть». Лицо еще хранит почти стертые черты красоты: сексуальные скулы, чувственные губы… Глаза закрывают солнцезащитные очки. На платное интервью соглашается легко: «Денюжку сразу давайте», – говорит, усаживаясь на заднее сиденье машины. Разговаривать приходится в пол-оборота, а диктофон лежит на полочке между сиденьями.

Collapse )

Газета "Республика"

«Я – не альфонс, я так работаю»



Известный стриптизер рассказал «Республике», почему на сцене он не снимает трусы и не испытывает возбуждения
Илона Тунанина
Ему 31 год, и уже 11 лет он зарабатывает на жизнь собственным телом. Октавиан Симионеску танцует стриптиз в ночных клубах – от Крыма и Молдавии до Франции и Финляндии. Он чемпион Румынии по пол-денсу (так на Западе называют танцы на шесте), но живет в Евпатории – здесь у Октавиана красивая жена и маленькая дочка.


«Сдернул трусы – и тут же прикрылся рукой»
– Октавиан – настоящее имя? – чтобы задать вопрос, задираю голову. Мой собеседник рослый – за метр восемьдесят – и смотрит прямо перед собой. Отвечает с легким акцентом, иногда с трудом подбирая нужное слово. Октавиан действительно настоящее имя. Румынское. Танцор родился в Румынии, возле границы с Молдавией, окончил институт физкультуры и спорта в Кишиневе. По образованию он – учитель физкультуры.
– По специальности я проработал только один учебный сезон – после университета прошел практику. А потом увидел стрип-шоу и сразу решил сделать что-то лучше.
В утренней Евпатории, кроме редких дворников, ни души. Мы петляем улицами, пытаясь найти приличное кафе, которое бы открывалось раньше десяти. Нужно переждать где-то полчаса, пока жена Октавиана Татьяна наряжается к встрече и приводит дом в порядок. Под ногами путается черный спаниель по кличке Элис – Октавиан подарил его своим «девочкам» – жене и дочери. Пес такой же кудрявый и обаятельный, как и его хозяин.
– То, чем я занимаюсь, не совсем стриптиз, – с ходу озадачивает мой визави. – Стриптиз – когда раздеваются полностью – сейчас уже почти не танцуют. А ребята, которые все-таки исполняют полный стрип, делают так, что зрители все равно ничего не видят: сдернул трусы – и тут же прикрылся рукой или шляпой. То, что я делаю – танец на шесте, сейчас это по-модному называется пол-дэнс. Ты знаешь вообще, почему те, кто работают с шестом, раздеваются?
– Наверное, чтобы девушки возбуждались, – отвечаю первое, что приходит в голову.
– Это само собой, – улыбается Октавиан с высоты своего роста. – А еще потому что соприкосновение кожи с шестом… Как объяснить? – он задумывается. – Чтобы не скользить и не падать. Кожа на этой трубе лучше держится. Трение больше.

«В стриптиз меня привела девушка»
Одиннадцать лет назад нескладный студент спортивного вуза и подумать не мог, что один вечер в ночном клубе кардинально изменит его жизнь.
– Меня девушка затащила в клуб, где танцевали стриптиз, – мужской и женский. Посмотрел и понял, что тоже хочу попробовать. Достал видеокассету с записями выступлений известной американской танцевальной группы «Чип энд Дейлс». Засматривал «до дыр» и придумывал, как сделать свой номер – лучше, интереснее.
Октавиан тренировался в подвале, где когда-то работал танцевальный кружок. Друзья помогли установить «шест» – трубу нашли где-то на свалке, начистили до блеска и закрепили между полом и потолком.
– Тогда ребята, которые пытались заниматься стриптизом, наращивали мышцы с помощью химии, стимуляторов. Я был против этого. У меня изначально была хорошая спортивная подготовка, оставалось сделать зрелищное выступление. Первые три года я только что не спал на шесте – постоянно придумывал и разучивал технику.

«На шесте я как будто под кайфом»
Первое выступление получилось так: Октавиан пришел к директору дискотеки в Румынии и предложил один из своих номеров, заранее отказавшись от гонорара.
– Говорю, дайте на такси 30 лей (румынская валюта) – и все. Целью было выйти на сцену, – вспоминает Октавиан. Свое первое выступление на публике он не помнит: говорит, «отключился». 
– Когда я танцую, вижу публику, но я в своем мире. Как будто под кайфом, – объясняет танцор. По-настоящему популярным Октавиан стал не на родине, а в соседней Молдавии, после выступления на модной дискотеке, которую транслировали по телевидению.
Мы останавливаемся напротив какой-то столовой. Предлагаю зайти погреться. Октавиан раздумывает мгновенье и соглашается. Здесь пахнет кислой капус­той и дрожжами. Заказываем кофе из пакетиков. Садимся друг напротив друга. Наконец, могу его рассмотреть. У Октавиана разделенные на прямой пробор темные волнистые волосы, собранные на затылке. Стильные очки с ровными, без диоптрий стеклами. Теплый, обволакивающий взгляд. Свой рабочий инструмент – тело – он прячет под пуховиком. Мне не нравится стриптиз. Но ловлю себя на мысли, что если бы такой мужчина станцевал для меня, мне было бы приятно.

«Могу показать свои танцы даже бабушке. Мне не стыдно»
– Понимаешь, в чем разница? – стриптизер переходит на «ты», продолжая начатую на улице тему. – На свои выступления я могу пригласить кого угодно, даже бабушку. Мне не стыдно. Я могу не снять что-то – от этого зрелищность танца не уменьшится. Главное – что я летаю в воздухе. Хотя на Украине не все это понимают. Для многих и стриптиз, и пол-дэнс – проституция.
– Ты полностью не раздеваешься? – уточняю я.
– Полностью раздеваются только в приватных танцах. В европейских клубах существует несколько видов «привата». Например, французский: самый «горячий», нужно довести женщину до оргазма без интима. Или итальянский: помягче, но мужчина, который танцует, должен быть возбужден – так, чтобы это было видно, понимаешь? Обычно просто раздеваешься, и все.
– Сам в этот момент тоже возбуждаешься?
– Нет, для меня это работа, – невозмутимо отвечает он. – Спроси у своего фотографа: когда он снимает обнаженную девушку, у него тоже никаких эмоций нет.
Фотограф «Республики» Юра Лашов кивает, соглашаясь. Официантка ставит на стол поднос с кофе, Октавиан берет кружку и подносит ко рту. Вдыхает аромат – и, не сделав ни одного глотка, возвращает на стол со словами: «Я привык, что мне варят кофе».
– Женщины к тебе пристают во время приватов?
– Были попытки, обычно все зависит от того, сколько дамы выпили. Но мои «приваты» – без прикосновений. Девушки не имеют права трогать меня, мы это заранее обговариваем. Кстати, в Европе таких проблем не возникает. А вот на Украине воспитанные не все.
– А в чем еще отличие европейской публики от украинской?
– Там клиенты платят деньги за то, чтобы их вытаскивали на сцену, здесь – боятся. Это же шоу специально для нее, а она стесняется подняться на сцену. Девушки тут часто закомплексованные.
– Часто позволяешь себе интим с клиентками?
– Никогда. Как только переспишь с клиенткой – потеряешь деньги. Платят, пока ты недосягаем, пока ты на пьедестале. Хотя, когда я заходил в этот бизнес, многое себе позволял. Казалось, весь мир у твоих ног, столько девушек – глаза разбегаются. Но все это интересно лишь до тех пор, пока не захочешь денег.
– Сколько ты зарабатываешь?
– Сравни: в Европе за один выход на сцену платят 500 евро, здесь – 250 гривен.
– Этого хватает на жизнь или у тебя есть другая работа?
– Я живу за счет поездок в Европу. Туда приглашают редко, но метко. Во Франции у меня есть продюсер, он договаривается с несколькими клубами и приглашает меня – недели на две.
– Сколько платишь продюсеру?
– Он получает 35% от моего гонорара.
– Сколько максимум тебе предлагали за выступление?
– Приваты дороже. В основном, торгуешься. Это не сумма за выступление, а чайные…
– Чаевые, – машинально поправляю я.
– Да, чаевые. Когда выступал за границей, во время танца мне просто кинули под ноги тысячу с лишним долларов.

«Бывает, шест ломается»
– Нет неловкости из-за того, что девушки тебе платят?
Октавиан меняется в лице. Хмурится, сдвигая к переносице брови. Понимаю, что наступила на больную мозоль.
– Нет. Я же работаю. Многие упрекают: ты альфонс, за счет женщин живешь. Здрасьте, нет! Я танцую! Ломаю себе колени! – заводится он. – Кстати, нормальные сцены у нас – редкость. Внизу либо танцпол, либо кафель, а под потолком навешана аппаратура: звук, свет… Еще бывает, шест погнется или сломается…
– У тебя ломался?
– Раза четыре. Но я ни разу сильно не ударился. Старался сгруппироваться. Но было страшно.
– А к шесту есть какие-то особые требования? – неожиданно оживляется фотограф Юрий. – Какой-то определенный размер?
– Требований два: пилон должен быть не толще, чем поручни в автобусах, и хорошо закреплен. Чтобы эти мышцы, – он задирает рукав куртки до локтя и демонстрирует предплечье, – не перенапрягались. Я даже думал сделать складной шест и выступать с ним. А то часто приглашают в клубы, где шеста нет. Без пилона я не танцую, приходится отказывать.
– Шест дорого стоит?
– Не обязательно. Самый простой – чуть больше тысячи гривен. Если крутой, как в «Версале» (клуб в Евпатории – «Р») – он поднимается, крутится, со всеми прибамбасами – всего четыре тысячи гривен. Вроде немного, но клубы жмотятся.

«Мне все равно, для кого танцевать – женщин или геев»
В этот момент у Октавиана звонит телефон. Танцор поднимается из-за стола.
– Ребята, давайте пойдем домой, жена ждет.
– А мужчины тебя заказывали? – не унимаюсь я, когда мы выходим на воздух.
– Я слышал про гей-вечеринки, на которых выступают стриптизеры. Но в моей практике такого не было. Хотя, по большому счету, мне все равно, перед кем выступать. Я не работаю в контакте с публикой.
Октавиан живет в самом центре Евпатории. Дорога домой совсем короткая, но я успеваю задать еще несколько вопросов.
– В Крыму есть конкуренция между пол-дэнсерами?
– Я знаю трех-четырех крымских танцоров, которые работают на хорошем уровне. Но я с ними не конкурирую: на шесте они со мной соревноваться не могут. А вообще мне нравится, когда есть конкуренция.
Мы подходим к двухэтажному старинному зданию, проходим через пятиметровую арку. Оказываемся во дворе, заваленном строительным мусором: соседи делают ремонт.
– Тебе 31 год. Сколько еще планируешь танцевать на шес­те?
– Пока чувствую себя нормально, работаю без проблем. У меня в Москве есть знакомый, ему больше сорока, а он до сих пор выступает. Потом, скорее всего, сам открою какое-нибудь заведение – может быть, ресторан.
– Ты что-то специально делаешь, чтобы поддерживать себя в форме? Спортзал? Массажисты, косметологи?
– В последнее время стал задумываться. Все-таки тело уже не такое молодое. Нужно немножко в спортзале позаниматься. Только еще не решил: пойду – не пойду.
– Ты когда-нибудь считал, сколько теряешь в весе во время выступления? Взвешивался до и после?
– Есть атлетические приборы, с помощью которых можно измерить, сколько энергии ты расходуешь. Получается, мой трехминутный танец на шесте – это все равно, что пробежка на три километра. Вообще, пол-дэнс – отличный способ похудеть. Многие даже дома пилоны ставят.

В гостях у стриптизеров
Семейное гнездышко Октавиана – уютная двухкомнатная квартира с высоченными потолками и огромными окнами. Нас встречают жена Татьяна (складная брюнетка с точеной фигурой, к слову, тоже танцовщица-стриптизерша) и полуторагодовалая белокурая дочь Вероника. Сразу же усаживают за стол, угощают свежесваренным кофе и настоящим молдавским коньяком.
– Как вы познакомились? – спрашиваю у Татьяны, пока Октавиан ищет для нас фотографии своих выступлений.
– Мы два раза знакомились. Попала на выступление Октавиана, нас представили друг другу – этим все закончилось. А года через три, наверное, он снова приехал в Евпаторию.
– Первую нашу встречу я вообще не помню – так куролесил, – подключается к разговору Октавиан. – Я всегда приезжал сюда с радостью: Евпатория – единственное место, где мне было спокойно и хорошо. Так что когда встретил Танюшу и влюбился – остался без размышлений.
– Вы оба – танцоры. Наверное, между вами есть творческая ревность?
– Конкуренции нет никакой, мы ведь работаем отдельно и для разной публики. Так что ревность – разве что Танюшина, – смеется Октавиан. Татьяна сердится.
– Кто бы говорил. Мой муж не хочет, чтобы я выходила на работу.
– Я так воспитан, – объясняет Октавиан. – Ребенок должен расти с мамой. Для меня женщина должна дома работать.
– У вас уже есть все для счастья: квартира, ребенок, любимая работа и даже собака. О чем мечтаете теперь?
– О доме, – не задумываясь, отвечает Октавиан.
– В Лос-Анджелесе, – добавляет Татьяна. – Мы ребята амбициозные.


Газета "Республика"

Факи на матфаке: в ТНУ разразился порноскандал

Вера Стриж
Старшекурсники математического факультета крупнейшего вуза Крыма заставляли первокурсников имитировать половые акты. Видео «обряда посвящения» первокурсников в студенты, на котором будущие математики имитируют половой акт, попало в интернет. Деканат наказал организаторов «оргии».

Этот ролик за пару дней посмотрели почти 30 тысяч человек. Парк возле ТНУ, в кольце студентов – парень с девушкой на траве. Дергаются, имитируя секс. Это новички. Вокруг – несколько десятков старшекурсников. Смеются, комментируют: «Пусть приучаются с первого курса!». Несколько секунд – и пара с облегчением поднимается с постеленной на траву тряпочки, уступая место следующим «любовникам». Церемонией командует подкачанный парень в белой футболке – пятикурсник Стас Петренко. «Ближе подошли, кто еще здесь не был! Выстроились в ряд, чтобы я видел! Ох…ли, б…! Пока все не пройдут, вы никуда не уйдете!» – орет организатор. Вытягивает из шеренги следующую пару – и все повторяется. Смеются все зрители, кроме первокурсников.
Видеоролик опубликовали около десяти крымских интернет-изданий. И под каждой публикацией возмущенные читатели оставляют десятки комментариев – у многих просто в голове не укладывается, как в самом респектабельном вузе Крыма может появиться такая «традиция».
«Республика» нашла человека, который выкинул видео в сеть. Он окончил географический факультет ТНУ, а сейчас возглавляет молодежное движение «Новые люди Крыма». Алексей Ефремов говорит: ролик появился в группе «Типичный ТНУ» в социальной сети «ВКонтакте» после того, как он пытался связаться с руководством матфака и «остановить беспредел».
«Я не хочу, чтобы страдал имидж моего любимого вуза, но, с другой стороны, я хочу и буду бороться с такими аморальными традициями и прочим беспределом в университете. Так же, как я боролся с „дедовщиной“, когда был в армии», – говорит Ефремов.
После того, как ролик попал в СМИ, руководство факультета приняло меры. Первокурсники написали объяснительные, «дед» уже наказан.
«Тот, кто проводил конкурс, получил строгий выговор с последним предупреждением. Если такие случаи будут повторяться – отчислим», – сказал «Республике» декан факультета математики и информатики ТНУ Олег Рудницкий. Еще четыре человека из студенческого профкома получили обычные выговоры. «А вообще из 100 первокурсников 93 уже написали объяснительные и письменно указали, что у них нет никаких претензий», – говорит декан.
Стас Петренко, в свою очередь, уверяет, что конкурс – просто шутка, хотя и неуместная.
«Этот конкурс – „Камасутра“ – проводится уже как минимум четвертый год, его придумали не мы, а люди, которые давно закончили обучение. Да, мы признаем, что конкурс имеет несколько вульгарный и пошловатый характер, но в худшем случае он воспринимался участниками как эдакая соленая студенческая шутка. В любом случае, мы приносим извинения всем, чьи чувства данное мероприятие могло оскорбить. Наше поведение нарушило общественный порядок, мы понесли строгое наказание и сделали выводы», – заявил Стас «Республике».

«За» и «против». Мнения из интернета
Ольга
: «Видео мерзкое! Мне было противно смотреть! Если бы в таком участвовал мой ребенок – мне было бы стыдно».
Юлия: «Ну, положим, никакого принуждения тут нет, никто их не бил, нож к горлу не приставлял, все хоть и ломались, но недолго. Тот, кто не хотел, вполне мог „послать“ активного старшенького».


Газета "Республика"

Письки, сиськи – пляж морской



Пляж в Коктебеле, наверное, единственный в мире, где голые отдыхают вместе с одетыми
Андрей Зотов
фото: Юрий Лашов
Коктебель – удивительное место на востоке Крыма, поселок на берегу живописной бухты возле Карадага. И еще – место паломничества любителей загорать голышом со всего СНГ.

«Как проехать к нудистскому пляжу?» – спрашиваю женщину, предлагающую жилье у въезда в Коктебель.
«А вам какой нужен? Их здесь много».
Нам нужен центральный – тот, где нудисты лежат вперемешку с обычными отдыхающими, прямо перед мини-гостиницами, ресторанчиками и палатками с крымскотатарским фаст-фудом – шашлыками и пловом. Главная в странах бывшего СНГ тусовка нудистов уникальна тем, что она на виду у всего поселка – поклонники «голого» отдыха не прячутся от нескромных взглядов, а кажется, наоборот, выставляют себя напоказ. И совсем не смущаются, если рядом расстилают полотенца люди в купальниках. Коктебельский пляж – единственный в Европе, а может, и в мире, где царят такие порядки.

Нудистский пляж у всех на виду
«Понаехали, суки голожопые. С детьми еще! Стыда нет», – подслушиваю отрывок разговора парочки: парня в шортах-плавках и его подруги в бикини, которое едва прикрывает самые пикантные участки тела. Обычно нудистские пляжи находятся в уединенных, закрытых от чужих глаз, местах. Но у подножия горы Юнге в Коктебеле голые люди отдыхают вперемешку с одетыми. Рядом стоит рядок ресторанчиков, в паре шагов – местный аквапарк, коттеджи, гостиницы. Мимо усыпанного голыми телами пляжа проходит тропа к могиле поэта Волошина – отца-основателя крымского нудизма – и к Тихой бухте. Сегодня жарко, ветер чуть колышет траву на склонах горы Волошина, поток людей движется мимо лежбища нудистов, скользя взглядами по голым телам. Некоторые, как говорят в армии, «ловят сеанс», то есть получают эротические впечатления. Другие смотрят на голозадых с явной неприязнью.
«В поселковый совет на нудистов никогда не жаловались. Но, разумеется, это не нормальная ситуация, когда на одном пляже отдыхают люди в купальниках и голые. Это люди с различными взглядами на мир. Они не должны друг другу мешать, – говорит поселковый голова Коктебеля Алексей Булыга. – Наша задача – создать всем комфортные условия для отдыха. Поэтому в поссовете готовится проект переноса нудистского пляжа в Тихую или Мертвую бухту. Там будет оборудовано место отдыха. Нудисты смогут приезжать туда и отдыхать, не мешая другим. Их там тоже никто тревожить не будет».
«По-моему, дурацкая затея, – тридцатилетний Дмитрий критикует инициативу поселковых властей, развалившись на топчане татарской кафешки в нескольких метрах от „голого“ пляжа. – Нудисты здесь – хозяева, они тут отдыхали, когда другие курортники еще и не думали сюда ехать». Дима не нудист и вообще не поклонник пляжного отдыха, но готов защищать голых курортников как часть «уникальной атмосферы» Коктебеля.
«Это место стало культовым: поселок маленький, а цены – как в Ялте. И отдыхающих все больше с каждым годом. Потому что здесь атмосфера свободы, праздника плоти. А выгнать нудис­тов – и атмосфера разрушится. А без атмосферы это все никому не нужно», – затянувшись кальяном, ялтинец выдыхает ароматный дым в сторону целого квартала новеньких мини-гостиниц. Цены в Коктебеле, действительно, высокие: самая дешевая комната в сарайчике с кондиционером стоит 550 гривен в сутки – это и вправду уровень Ялты.

«Не стоит детям на такое смотреть»
Наверное, не все отдыхающие считают нудистов коктебельской достопримечательностью, но в разговорах с журналистами «текстильщики» – именно так нудисты и натуристы называют нас, привыкших отдыхать в плавках и купальниках, – довольно сдержанны. Исмаил сдает на пляже в аренду водные велосипеды. Приехал сюда на работу из Судака два месяца назад. «Сначала это меня поразило, – рассказывает молодой парень. – На открытом общественном пляже голые попы и писи (слова изменены автором)! Тем более, ко мне даже нудисты обычно подходят одетые – нужно ведь откуда-то деньги доставать».
Львовянка Вера Блажчук отдыхает в Коктебеле впервые. На пляже она с двумя детьми – двенадцатилетней дочкой и сыном четырех лет. «Я стараюсь чуть подальше от нудистов стелить покрывало. Но все равно, конечно, их видно. Дочь у меня взрослая – она не обращает внимания, не смотрит. А сын еще не понимает таких вещей. А вообще – им же тоже надо где-то отдыхать».
«Да, лучше бы их куда-то в отдельное место перевели, – вступает в наш разговор Елена из Киева. – Вот я видела, мальчик маленький с камушками игрался, а тут дядька из моря с огромным „причиндалом“ выходит. Мальчик в крик, слезы – к маме побежал. Не стоит детям неподготовленным на такое смотреть». Впрочем, на мой вопрос, почему она выбрала отдых именно в Коктебеле и на нудистском пляже, а не в западной части бухты, где людей без плавок не найдешь, Лена смущается и замолкает.

«Текстильщики» поджимают нудистов
Коктебельские нудисты – это в основном мужчины. Встречаются здоровенные «качки» – они важно прохаживаются, демонстрируя мускулатуру. Но в основном здесь те, кому за 40 и даже за 60. Обычные фигуры, никакой древнегреческой эстетики. Пожалуй, главное отличие местных курортников от загорающих на соседнем «текстильном» пляже – обилие бритых мошонок. Дамам, честно говоря, тоже нечем похвастаться: коктебельские нудистки, в основном, массивны, как персонажи картин Рембрандта. Хотя попадаются и симпатичные девушки, и ухоженные женщины бальзаковского возраста. Минут через 15, видимо, с непривычки, от голых тел уже рябит в глазах. Фотограф «Республики» дощелкивает четвертую сотню фотографий – его активность никого не смущает. Подхожу к нудисту лет 65‑ти, который попивает сухое крымское вино в компании пары товарищей. Похожий на постаревшего купидона Олег Новиков – пенсионер, приехал из Санкт-Петербурга. Узнав, что мы журналисты, мужчина заметно оживился. «Вы не подумайте – мы не эксгибиционисты, – начинает он беседу, как бы извиняясь за необычное соседство с „текстильщиками“. – Я на этом пляже отдыхаю уже 18 лет. Когда начинал, здесь были только нудисты. Уже гораздо позже появились коттеджи, ларьки, палатки и магазинчики, а с ними и другие отдыхающие. Но натуристы привыкли к этому месту и не перестали здесь отдыхать. Хотя „текстильщики“ каждый год нас поджимают. Раньше мы палатки прямо на пляже ставили, теперь запретили. А раздеваться можно. Пока можно».

«Когда я голая – заряжаюсь энергией»
Те, кто избегает пристального внимания, селятся в палатках в пустынных бухточках возле Коктебеля. «Мне такой отдых не по душе, – рассказывает Андрей Альпер, 40‑летний предприниматель-натурист из Москвы. – Там ни воды нет, ни магазина, а я люблю комфорт. Остановился в одном из лучших отелей Коктебеля. А когда прихожу на пляж, хочу раздеться. Не понимаю, что может дать человеку отдых в мокрых плавках, кроме насморка».
«Многие, конечно, не понимают такой стиль отдыха, – вклинивается в беседу мужичок лет 50, Геннадий из Рязани. – У меня в семье часто бывают конфликты. Мать нашла как-то в моих вещах чек с надписью „нудистский пляж“. Такой скандал мне устроила. Но она уже пожилая, 78 лет. У ее поколения другие взгляды на мир».
«Когда я голая – гораздо лучше чувствую природу вокруг себя, отпускаю весь негатив, заряжаюсь за 10–12 дней положительной энергией, которой хватает на полгода», – Галина Чеховская, моя новая собеседница, отдыхает в Коктебеле уже несколько лет подряд. Сначала предпочитала загорать в купальнике, потом попробовала раздеться – понравилось.
«Люди здесь более общительные, охотно идут на контакт. И я не имею в виду секс – хотя пары здесь тоже образуются, – продолжает Галина, пока я делаю над собой усилие, чтобы смотреть ей в глаза, а не ниже. – Но обычно люди просто находят здесь интересных друзей. Конечно, часто приходят поглазеть. Но меня это „не напрягает“. Я не стесняюсь своего тела».
Пока нудисты «не напрягаются», на их территорию постепенно наступает цивилизация. Возле пляжа натуристов строят новые коттеджи, пансионаты и магазины. Если этот процесс продолжится, неминуемо наступит день, когда натуристам придется «подвинуться» подальше от чужих глаз. Но без них это будет уже совсем другой Коктебель.

Натуризм и нудизм – разные вещи
Термин «натуризм» произошел от латинского слова «natura», которое переводится на русский язык, как «природа». Сами натуристы утверждают, что обнажаются не просто так, а с высокой целью – развить уважение к себе, людям и природе. Натуризм часто путают с нудизмом (от латинского «nudus» – обнаженный). Ведь и там и там главный признак – отсутствие одежды. Но разница есть. Нудистам загорать голыми просто удобнее, а для натуристов это элемент мировоззрения.
Основателем натуризма считается французский философ Дени Дидро. Еще в XVIII веке его появления на публике без одежды шокировали аристократию.


От Волошина до Макаревича
Традицию купаться голышом на крымские берега принес поэт и художник Максимилиан Волошин. Он же был автором статей, пропагандирующих натуризм. В Коктебеле ню загорали и купались простые люди и известные писатели, поэты, художники, артисты, музыканты. Эта традиция сохранилась и до наших дней. Говорят, на нудистском пляже в Коктебеле часто бывали группы «Машина времени» и «Аквариум». Правда, Андрей Макаревич и Борис Гребенщиков здесь не появляются уже несколько лет – поклонники «задергали». Зато, по словам местных жителей, частый гость нудистского пляжа – гитарист-виртуоз Энвер Измайлов.

Праздник Венеры и Нептуна
Главное событие в жизни нудистского пляжа в Коктебеле – «День Нептуна». Этот праздник проходит здесь в середине августа вот уже около 20 лет. Изначально театрализованное представление делалось только для натуристов. «Мы увидели „день Нептуна“ в одном детском лагере, – рассказал журналистам «Республики» Игорь Сазонов, которому в представлении каждый год достается главная роль – Нептуна. – Подумали – почему бы не сделать что-то подобное. У нас появился профессиональный сценарист, режиссер-постановщик. Все натуристы стараются приехать в Коктебель именно в этот день. Кроме того, представление собирает сотни зрителей-зевак, которые приходят поглазеть на нас и наш праздник».

Андрей Любарский, главный внештатный сексопатолог Минздрава Крыма: «Эксгибиционистам нужна реакция одетых людей. Демонстрируя свои половые органы, они стремятся вызвать у женщины страх либо агрессию. И то, и другое приносит им сексуальное возбуждение. Нудисту же реакция не нужна. Они не воспринимают тела друг друга как сексуальные объекты.
Если же они отдыхают вперемешку с „текстильщиками“ – это все же уже немного отдает эксгибиционизмом. Даже, скорее, желанием похвастаться своим телом или тем, что ты более свободный и продвинутый, чем другие.




Газета "Республика"

Порно, деньги и... статья

Кирилл Железнов
Крым традиционно считают «эрогенной зоной» планеты: мол, заняться тут сексом с незнакомкой – как попросить прикурить у случайного прохожего. А порнофильмы, которые снимают на фоне крымских пейзажей местные и приезжие умельцы, расходятся чуть ли не миллионными тиражами. «Республика» решила проверить легенды о доступности крымчанок и их готовности сниматься во «взрослых фильмах». Мы подались в «порнобизнес»!
Для первой стадии эксперимента понадобилось двести объявлений, которые мы расклеили в нескольких районах Симферополя.


Первыми в нашу студию «записались»… журналисты
«Творческая работа для девушек! Приглашаем раскованных женщин от 18 до 40 лет для участия в съемках фильма для взрослых. Зарплата высокая». Нежно-розовые объявления о заработке для творческих девушек без комплексов украшали городские столбы, до этого обклеенные прозаичными «Куплю», «Продам», «Требуется». Старушки подходили поближе, шаркая сапогами: щурились, читали, шевеля губами… Потом плевались и потрясали тростями, угрожая невидимым порнодельцам. Студентки хихикали, а скромные – потупляли глаза и краснели на февральском морозе. Как ни странно, большинство горожан смущались: к встрече с таким вот наглым вовлечением в порноиндустрию крымчане готовы не были. А мы, включив телефон, указанный в тексте, ждали звонка тех самых распутных «девушек».
Но как мы ни старались развернуть свою рекрутинговую кампанию подальше от редакций крымских газет и информационных агентств, объявление попалось на глаза коллегам-журналистам. Первой дозвонившейся оказалась корреспондентка одного из интернет-СМИ. Девушка, под предлогом того, что она хочет пройти наш кастинг, долго и старательно выспрашивала подробности, интересовалась, прийти ей в купальнике или без. Даже созналась, что у нее есть опыт съемок в подобном кино… Понятно, что это было таким же блефом, как и наша легенда, которую мы старательно пересказывали коллеге в телефонную трубку.

Распространенная версия о запредельной распущенности современной молодежи оказалась мифом. Но, тем не менее, мы смогли за несколько дней собрать часть «актерского состава» для порнофильма – не имея никаких связей в этой области, денег и, тем более, реального желания снимать порно

Тем не менее, через полчаса новость появилась на сайте и разнеслась по интернету. Мол, в Симферополе средь бела дня агитируют сниматься в порно, а за съемочный день предлагают 500 долларов. На мобильный телефон нашего псевдопорнушного агентства посыпались звонки. Интересовались, в основном, коллеги-девушки, тщательно мас­кируясь под будущих порнозвездочек. Задавали, как нам кажется, не совсем свойственные актрисам «взрослого кино» вопросы. Вроде того, «будет ли секс настоящий?» и «надо ли будет раздеваться?». Правда, поступило несколько взаправдашних (по крайней мере, – нам так показалось) звонков от потенциальных актрис, но назначать время и место встречи мы не рискнули. Очень уж не хотелось собрать на наш псевдокастинг толпу журналистов и превратить его в пресс-конференцию. Пришлось изменить тактику: сменив мобильный номер и напечатав визитки, мы отправились в ночные клубы и стриптиз-бары. Здесь, по слухам, водятся те барышни, для которых секс – раз плюнуть. Обычные крымчанки за двое суток на наше объявление не «клюнули».

Секс? – Пожалуйста! Только без… видео
В одном из небольших стрип-клубов в самом центре Симферополя рабочий день стриптизерш начинается в девять вечера. Но это по графику. Посетителей еще нет, и танцовщицы болтают возле барной стойки, курят и, не стесняясь, крутятся друг перед другом в неглиже. Но, как только мы открываем внутреннюю стеклянную дверь, в зале происходит замешательство. Совсем не эротической походкой, скорее армейскими перебежками, за занавес бегут стриптизерши. Одна из них роняет по пути что-то из белья, неловко приседает, хватает вещицу и мчится дальше. Официантка и бармен каменеют – руки по швам, на лицах замерли дежурные улыбки. «Добро пожаловать в уголок романтики и эротики», – лукаво посматривает на нас официантка.
«Трусы кто-то потерял», – обращаем внимание на кусочек ткани возле пилона – шеста для стриптиза.
Через пятнадцать минут, узнав, что мы не клиенты, а «работодатели», три сбежавшие стриптизерши попивают заказанный мной кофе и выспрашивают подробности будущего «кино». Тридцативосьмилетняя Светлана – самая старшая в коллективе – в бизнесе голых танцев с 93‑го года. Впервые к шесту встала в девятнадцать лет.
«Я не могу – у меня есть муж, – признается она. – Он мне такого не простит…»
«А то, что ты ползаешь по возбужденным мужикам, разве лучше?» – подначиваем ее.
«Это стриптиз, а вы предлагаете участвовать в порнухе, – пожимает она плечами и встает из-за столика. – Может кто-то из девчонок согласится, а я – нет».
На удивление, согласились не коллеги Светланы по шесту, а молоденькая бармен и рыжая официантка. Правда, выдвинули условие: мол, сниматься хотят только вдвоем в лесби-сценах, если такие запланированы в нашем фильме.
«Меня мужики не заводят, – призналась тезка стриптизерши – бармен Светлана. – А с Катей (официантка, – авт.) мы вам такую горячую сцену покажем, что «Оскара» получите».
«Ну, а с физическими параметрами у вас как?» – мы еще не успели задать вопрос, а девчонки уже задрали облегающие майки, обнажив груди, и обменялись горячим поцелуем.
«Мы еще не такое можем, – похвасталась Катя. – Только тут показывать нельзя – на работе мы. Когда придем на кастинг, увидите нас во всей красе. Можем с собой игрушки свои прихватить. Или у вас все будет?»
…Обход остальных стрип-баров Симферополя принес нам контакты еще парочки потенциальных актрис. Правда, большинство стриптизерш сниматься в порнухе отказывались наотрез.
«Часть наших девочек, может, и согласится на секс за деньги, но только без видео, – призналась администратор одного из клубов Александра. – Просто, почти каждая надеется, что вый­дет замуж, найдет постоянного спонсора или попадет в дорогое эскорт-агентство. А порно сразу ставит клеймо – останется только дальше сниматься в таком кино. А предложений может больше не поступить».
Действительно, любимая людьми старшего возраста версия о запредельной распущенности современной молодежи оказалась мифом. Но, тем не менее, мы смогли за несколько дней собрать часть «актерского состава» для порнофильма – не имея никаких связей в этой области, денег и, тем более, реального желания снимать порно.

«Хочу стать порнозвездой!»
В назначенный день на съемной квартире мы готовились к порнокастингу. Принесли несколько банок кофе, на столе для важности разложили технику: видеокамеру, фотоаппараты, включили пару ноутбуков. Так, по нашему мнению, скорее всего, далекому от реальности, должен был выглядеть кастинг порноактрис.
Первой на конкурс заглянула стриптизерша, которую мы нашли в одном из клубов Симферополя. Тридцатидвухлетняя Лена была в дешевом осеннем пальто не по сезону, замшевых туфлях на высоком каблуке. Приехала за пятнадцать минут до оговоренного срока на такси.
«Как, раздеваться не надо? Это же кастинг? – то ли удивилась, то ли оскорбилась мадам, но все же послушно присела напротив нашей „съемочной группы“ и с благодарностью взяла чашку горячего кофе. – Мы ведь порно будем снимать? Пятьсот долларов за съемочный день, правильно? Только у меня условие: перед съемками я хочу, чтобы партнер сдал анализы… Ну, на СПИД, на сифилис…»
За чашкой кофе выяснилось, что Лена побаивается наших фото- и видеокамер, мирно лежащих на столе.

Биографии всемирно известных порноактрис доказывают, что сделать карьеру можно даже в «кино для взрослых». Чиччолина стала депутатом итальянского парламента, Дженна Джеймсон основала собственную студию и зарабатывает по несколько миллионов долларов в год. Хотя, понятно, что эти актрисы – верхушка айсберга. Большинство уходят из порно такими же бедными, как пришли

«У меня опыта съемок не было, – после пятнадцати минут расспросов честно призналась „актриса“. – Как-то снимали с моим бывшим мужем домашнее видео – вроде забавно получилось. Ну это же домашний уровень, а у вас, я вижу, студия, все по-серьезному… Я буду стараться, может, вам понравлюсь. Хочу стать порноактрисой и зарабатывать много денег».
В прошлом Лена – студентка географического факультета, который так и не закончила: отчислили со второго курса за непосещаемость. Хотелось легких и быстрых денег – пошла в стриптизерши. Но успеха не добилась: «провертелась двенадцать лет на шесте за копейки». А в последнее время стал сказываться образ жизни и возраст: пришлось сменить клуб на более дешевый. Клиенты стали меньше давать чаевых и охотней подзывать молодых конкуренток.
«Наверное, пришло время уходить, – задумчиво ковыряя журнальный столик, рассуждает Лена. – Только куда я пойду? Весь город меня знает, мужики, мои клиенты, когда встречаемся взглядами на улице, – глаза опускают и быстро уводят своих спутниц под ручку. Профессии нет, да и не хочу я работать. А в сексе – умею все и по-разному».
Странно, но эту опаленную кабацкими гулянками и испорченную легкими деньгами чужих мужей женщину не было жалко. Несколько раз она незатейливо предлагала «попробовать» ее прямо на кастинге, но получив отказ, ретировалась с поджатыми губами. До конца дня в нашей студии побывало еще три соискательницы. Все старше 25 лет и все с опытом работы в околосексуальной сфере: две натирали мужчин маслом в массажных салонах, еще одна – трудилась «крэйзи» на девичниках в ночных клубах. Оказывается, есть и такая экзотическая профессия: девушки маскируются под обычных посетительниц, а когда на сцену выходят стриптизеры – первыми срывают с себя лифчики и участвуют в горячих конкурсах, заводят остальную толпу. Красотой ни одна из претенденток не отличалась. Зато все выказывали похвальное рвение: все-таки для Симферополя обещанные нами 500 долларов в день – крупная сумма…
После «кастинга» мы собирали камеры и фотоаппараты со странными чувствами: все-таки, не все россказни про Крым – враки. Хватает здесь своих порнозвезд. Снять фильм для взрослых здесь, действительно, не проблема. Найдутся и места, и актрисы. Что говорить об актерах...

Ответственность
301 статья Уголовного кодекса Украины предусматривает за ввоз, изготовление, сбыт и распространение кино- и видеопродукции порнографического характера наказание вплоть до 12 лет лишения свободы.



Ув. Читатели, если вам понравилась статья, не сочтите за труд, кликнуть "Я рекомендую" - это очень важно!          При выдаче премий (-:)
Газета "Республика"

Отдых без трусов

Где в Крыму лучше загорать обнаженным и стоит ли заниматься любовью на пляже
Андрей Макаров
Лето быстро пролетело, но погода пока радует теплом. «Текстильщики» – одетые отдыхающие – разъезжаются по домам. Крымские пляжи переходят в руки нудистов.


Коктебель – столица натуристов
О крымском нудизме слагают стихи и пишут целые книги. В прошлом году симферополец Иван Коваленко выпустил книгу «НЮ Крым – вся правда о секс-туризме и курортных романах в Крыму». По словам автора, натуризм – более верный синоним слова «нудизм», ведь это слово подчеркивает близость к натуре, то бишь к природе. Чуть более 100 лет назад центром натуризма в Крыму стал Коктебель, в котором жил знаменитый поэт и художник Максимилиан Волошин. В своем творчестве Волошин доступно раскрывает идеи нравственного и физического оздоровления человечества путем наготы. Среди российского дворянства того времени распространилась европейская мода на здоровый образ жизни. Считалось, что тело должно загорать полностью. Как известно, обнаженный отдых практиковала и царская семья – принимая солнечные ванны на крыше Ливадийского дворца, Николай II с супругой не обременяли себя одеждой.
Новый всплеск крымского натуризма начался в 1970‑х годах, но энтузиастами отдыха в костюмах Адама были, в первую очередь, приезжие. «За последние 40 лет московская и питерская интеллигенция создала в Крыму десятки очагов ни на что не похожей горно-пляжной культуры, через которую проходят уже третье и четвертое поколение», – пишет Иван Коваленко.
Натуристы давно обжились в Коктебеле, и каждый год проводят здесь свой фестиваль – «День Нептуна». На него слетаются нудисты со всего СНГ. Организаторы стараются сделать фестиваль похожим на античные праздники – девушки преображаются в нимф, русалок, а мужчины – в мифических героев.
Власти поселка натуристов любят. Глава поссовета Алексей Булыга полагает, что волошинские традиции – главное достояние Коктебеля.
«Конечно, Коктебель славен своей природой, коньяками и фестивалями, но именно натуристы создали ему определенный имидж, привлекающий сюда людей», – отмечает мэр поселка.
К сожалению, в последние годы нудисты теряют интерес к краям Волошина. Под натиском цивилизации, строящихся отелей и гостиниц, натуристы уходят из поселка дальше в сторону Лисьей Бухты.
«Примерно до 2004 года было лучше, – рассказывает киевлянин Александр. Он уже десять лет подряд приезжает в Крым, чтобы скинуть одежду и слиться с природой. – Сейчас Коктебель превратился в большую стройку, все переходит на коммерческие рельсы, а очарование исчезает».

Норма или отклонение?
В советское время натуризм считали порочным явлением, поощряющим разврат и противоречащим социалистической морали. Нынешние нудисты утверждают, что их увлечение никак не связано с сексом.
«Мы, если так можно выразиться, дети Солнца, – рассказывает Александр. – Мы раздеваемся не для того, чтобы разглядывать или хвастаться друг перед другом – просто хотим быть ближе к природе. Помню только один случай, чтобы на нудистском пляже занимались любовью. На самом деле, на обычных пляжах разврата больше, чем на нудистских».
По мнению главного сексопатолога Крыма Андрея Любарского, нудисты – внутренне свободные люди, отказавшиеся от некоторых социальных табу. «Натуризм не связан с сексом, но в целом натуристы получают от секса гораздо больше удовольствия. Люди с „домостроевскими“ взглядами, которые стесняются своего тела и занимаются сексом в темноте, портят свое психическое здоровье. Они занимаются любовью не с партнером, а со своим мозгом», – говорит Любарский.

Осторожно, скрытая камера!
Любители пляжного интима должны быть готовы к тому, что их подвиги могут оказаться в интернете. По всему побережью Крыма разбросаны пограничные заставы. На смотровых вышках установлены мощные бинокли. Часовые нередко приставляют к биноклям видеокамеры и снимают резвящиеся парочки. В Коктебеле это занятие поставлено на коммерческую основу – пограничники размещают видеозаписи на зарегистрированном в США сайте, который специализируется на видео пляжного секса. Его название с английского можно перевести как «пляжные охотники». На ресурсе размещается видео не только из Крыма, но и других курортов. Доступ к видео – платный, месячная подписка стоит около 30 долларов.

Лучшие места для обнаженного отдыха (по книге «Ню Крым»)
Поповка
. Одна из самых известных крымских деревень находится в Сакском районе, между Евпаторией и мысом Тарханкут. Неожиданная слава пришла к поселку в 2001 году, когда здесь обосновался знаменитый музыкальный проект «Республика КаZантип». Ежегодно на фестиваль приезжают десятки тысяч раскованных молодых людей из многих стран мира. Днем на «Казантипе» принято купаться и загорать топлес – без верхней части купальника, а ночью – и вовсе голышом.
Севастополь. Нудистские пляжи расположены на окраинах города. Можно позагорать нагишом на песочке в Любимовке и Учкуевке, если немного отойти от основных поселковых пляжей на запад по берегу моря. Широко известен натуристский пляж на мысе Фиолент – он небольшой, всего метров 300–400 в длину, зато один из самых красивых и чистых в Крыму. Большой популярностью пользуются окрестности Ласпи и Батилимана, где разворачиваются события снятого в 2006 году фильма «Дикари».
Симеиз. Крупнейший в СНГ центр отдыха для людей нетрадиционной ориентации.
Алушта. Натуристы оккупировали одну из ячеек городского пляжа – на восток от Приморского парка, там, где заканчиваются пляжи санаториев. На запад от Алушты репутация нудистского есть у совсем маленького пляжа у Черновских камней, в конце набережной Профессорского уголка и у подножия горы Кастель в урочище Камыш-бурун.
Лисья бухта возле поселка Курортное между Судаком и Коктебелем – это самый известный неформальный пляж Крыма. История освоения Лисьей бухты (любовно называемой «Лиска») началась еще в 1960‑е годы, когда сюда в свои летние отпуска начали съезжаться свободно думающие граждане СССР. Они шли сюда пешком из поселка Курортное, жили в палаточном городке, загорали голышом и наслаждались свободой.
Коктебель. Самый обширный и известный в Крыму нудистский пляж находится на восточной оконечности Коктебельской бухты. Он начинается сразу же за небольшим ручейком в районе базы отдыха «Химик».