Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Газета "Республика"

Когда ходила беременная, он называл меня «бочонок с медом»…


Вдова погибшего в Киеве милиционера Андрея Федюкина рассказала «Республике» о своем муже
Кирилл Железнов
fb.com/kirill.jeleznov
Его убила пуля «натовского» калибра 5,56: кусок свинца попал в руку, прошил легкий алюминиевый бронежилет, сердце и застрял в ребрах. В минувшую субботу тело старшего прапорщика привезли из Киева и похоронили. До выхода на пенсию крымчанину оставалось всего три года.

– За несколько часов до смерти он мне позвонил, сказал, что ему очень повезло – сумел уклониться от удара булавой, только ноготь оторвало, – рассказывает Катя, супруга погибшего. – Какой булавой? Ну, палка такая, в которую вбиты гвозди.
Collapse )

promo respublika_news april 24, 2013 10:20 5
Buy for 100 tokens
Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС рассказали «Республике» о войне с «мирным атомом» Глеб Масловский В эти дни вспоминают, пожалуй, самую страшную техногенную катастрофу в мировой истории – аварию на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года взрыв…
Газета "Республика"

Валерий Радченко: «Я не люблю боевое оружие!»


Первое интервью нового руководителя милиции Крыма: о любимом оружии, кроссе на три километра, патрулировании улиц и первой бомбежке Севастополя
Кирилл Железнов,
Дмитрий Жмуцкий
фото: Юрий Лашов
Основная задача милиции сегодня – работать для людей, человек прежде всего – так Валерий Радченко, назначенный на днях начальником крымского управления МВД (пока с приставкой «исполняющий обязанности») формулирует глобальную задачу, стоящую перед его 10‑тысячным коллективом.

К моменту разговора с «Республикой» генерал-майор Радченко руководил милицией Крыма всего полтора дня. В прошлом начальник «убойного отдела» уголовного розыска, в девяностых Радченко вместе со своим операми выезжал на задержания членов ОПГ. Потом был заместителем начальника районного управления МВД, потом начальником. С февраля возглавлял милицию в Севастополе…
Collapse )

Газета "Республика"

Землетрясение будет. Когда – неизвестно


Оказывается, сейсмологи не предсказывают землетрясения, как синоптики непогоду. Такими прогнозами занимаются только шарлатаны, а у геофизиков совсем другие цели и задачи
Андрей Зотов
фото: Юрий Лашов
Разрушительное землетрясение силой в 8 баллов произойдет в сейсмоактивной зоне Вранча в Карпатах. Пострадают Молдавия и Румыния. Подземные толчки силой в 6–7 баллов ожидаются в Одесской, Николаевской, Черновицкой областях и в Крыму. Города и поселки ждут масштабные разрушения и сотни человеческих жертв. Такой прогноз растиражировали интернет-СМИ – и перепугали всю Украину. В тревожных сообщениях говорилось, что румынский геофизик Рою Нику якобы даже предсказал даты землетрясения – с 12 по 19 сентября. Обещанный срок истекает в день выхода этого номера, но зону Вранча так и не тряхнуло.

Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

«Не хочу, чтобы моего друга привезли в гробу!»


Обвал в Судаке: глыбы раздавили талантливого 18‑летнего спортсмена из Кривого Рога
Кирилл Железнов
Владислав Бардас отдыхал в Крыму вместе с сестрой. Перед отъездом парень написал в социальной сети: «Уехал». Друзья Влада не верят, что он уже не вернется.

Склон горы Алчак-Кая, где разбили лагерь туристы, «пополз» под утро. В одно мгновение тонны камня и глины рухнули вниз, перемолов людей и палатки.
«Когда мы приехали на место трагедии, туристы уже доставали из-под завалов раненого человека, а второй, 18‑летний парень, – погиб на месте, – рассказали „Республике“ в ГосЧС Судака. – Что могло спровоцировать обвал, сказать сейчас сложно. Только предположение: порода могла „зашевелиться“ из-за большой разницы дневной и ночной температуры. Последствия, увы, самые ужасные».
Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

Привычка хоронить


На симферопольском Абдале – самом большом кладбище Крыма – трудятся сто человек. Многие работают здесь десятками лет – они сумели обжиться в городе мертвых и не ищут другой судьбы
Кирилл Железнов
фото: Юрий Лашов
Длинные дороги, накатанные между оградками, крестами и памятниками, тянутся на километры, пересекаются и закольцовываются в небольшие площади и широкие перекрестки. 150 тысяч могил, почти половина живого населения крымской столицы покоится на симферопольском Абдале.


Collapse )
Газета "Республика" Карандаш

Путевка в смерть


В симеизском санатории «Юность» случилась трагедия: рухнул балкон, на котором стояли четверо детей. Десятилетняя Диана погибла, а Минздрав Украины наконец-то решил заняться пришедшими в упадок ведомственными здравницами
Петр Андреев
Вопиющий случай в противотуберкулезном санатории, подведомственном Минздраву Украины, всколыхнул всю страну. Балкон спального корпуса на третьем этаже обрушился, когда на нем находились четверо детей. Упав с высоты более 10 метров, десятилетняя Диана Сидельник из Львова получила серьезную травму головы и через несколько часов умерла в больнице. Жизни и здоровью остальных ребят ничего не угрожает.


Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

«Мы ходили гуськом, а впереди – человек с дозиметром…»


Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС рассказали «Республике» о войне с «мирным атомом»
Глеб Масловский
В эти дни вспоминают, пожалуй, самую страшную техногенную катастрофу в мировой истории – аварию на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года взрыв четвертого энергоблока атомной станции вызвал радиоактивное заражение огромной территории. По оценкам некоторых экспертов, масштаб чернобыльской катастрофы как минимум в 10 раз больше, чем последствия нашумевшей аварии на японской АЭС «Фукусима» в позапрошлом году. После чернобыльского взрыва выброс радиации составил 50 миллионов кюри – это примерно 500 атомных бомб вроде той, что сбросили на Хиросиму. По официальным данным, жертвами аварии на ЧАЭС стали около 3,5 миллионов украинцев, в том числе 1,2 миллиона детей. Вернуть им здоровье невозможно, но власть проводит последовательную политику по социальной защите чернобыльцев и внимательно относится к проблемам ликвидаторов аварии.


Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

Вместо визы прислали гроб


Крымчанку не пустили в Штаты к умирающему сыну
Кирилл Железнов
В крошечном крымском селе Ближнее 28‑летний Энвер Джемилев был знаменитостью. Он выиграл «Гринкард», уехал в США и сдал предварительные тесты для поступления в Гарвард. История успеха оборвалась на трассе в Майами: крымчанин ехал на мотоцикле, на «встречку» вылетел джип… Реанимация, кома, смерть.


«Сыночек, прости меня! Я не смогла к тебе приехать»
Энвера хоронили всем селом. Мужчины несли носилки с телом погибшего до самого кладбища, сменяя друг друга. Казалось, что вместе с парнем люди хоронят веру в мечту, веру в сказку. Просто – Веру.
«Это неправильно, так не должно быть, – качали головами соседи. – Почему уходят самые светлые и добрые?».
…Родные Энвера сидят за столом в небольшой гостиной. Совершают короткую мусульманскую молитву: их руки развернуты ладонями вверх, словно накапливают невидимую силу святых слов, а потом «омывают» ею лицо. На столе – чай, кофе и домашняя выпечка, но никто к еде не прикасается. Отец и брат низко склонили головы.
«За несколько дней до аварии он позвонил мне, – мать Энвера Гульсум Джемилева прикрывает рукой губы, которые вот-вот скривятся в сдерживаемом крике боли. – Было три часа ночи, сказал: „Извини мама, знаю, что в Украине очень поздно, но хочу сказать, что люблю тебя. И братьев и отца. Передай им обязательно“. Как будто чувствовал беду и прощался с нами…».
Женщина плачет и, закрывая лицо, выходит из гостиной. На лице Сервера, старшего брата погибшего, играют желваки. Становится тихо, слышно, как за стеной шипит бойлер. В гостиной нет ни одной фотографии Энвера. Их спрятали – мать сутками смотрела на фотокарточки, а потом ей вызывали «скорую».
«Я испугался, что она с ума сойдет или плохо с сердцем будет, – вздыхает Сервер. – Это горе, это страшно… Сейчас покажем вам фотографии, а потом опять их уберу».
Он приносит выпускной школьный альбом и еще несколько крупных фотографий в рамках. В альбоме к фотографии Энвера скотчем приклеена медаль, на реверсе вычеканена надпись: «Самому доброму», – но этих слов погибший стеснялся, как и любой похвалы. Поэтому закрепил медаль скотчем, чтобы было видно только лицевую сторону. Без громких слов.
«Он всегда был очень скромным, – близкий друг погибшего Алексей Кравчук часто навещает Джемилевых. – После школы мы учились вместе в сельскохозяйственном университете, Энвер давал мне свои конспекты. Жили в одной комнате в общежитии. Он ночами учил английский и нас всех подтягивал. У него была заветная мечта – заработать деньги, построить теплицы в Крыму и купить родителям дом в Симферополе. Очень хотел перевезти их из села в город… Не успел».
Я выхожу во двор покурить и слышу за дверью в коридоре сквозь рыдания слова матери: «Сыночек, прости меня! Я не смогла к тебе приехать».

«Хочу посмотреть ей в глаза и спросить: „почему?“»
«Отказ, согласно статье 214 (b), означает, что Вы не смогли дать убедительные доказательства того, что цель Вашей запланированной поездки и деятельности в США отвечает одной из категорий немиграционных виз», – это официальный ответ, который получила семья Джемилевых из посольства США в Украине.
«Я просила, умоляла открыть визу, говорила, что у меня там сын умирает, – вздыхает Гульсум. – А в посольстве какая-то женщина – с вежливой улыбкой на лице – отказала».
За две недели, пока Энвер лежал в коме, мать и старший сын обошли все инстанции, обращались за помощью к кому только можно. Безуспешно. Не помогли даже ходатайства американских полицейских, которые были на месте ДТП, и врачей, что пытались спасти Энвера. До чиновников так и не достучались: мать увидела сына только через месяц. В гробу.
«Если бы я могла тогда в больнице обнять Энверчика, погладить по голове, – Гульсум прижимает к груди фотоальбом, который я только что рассматривал. – Материнская любовь, вы же знаете, творит чудеса. Он бы поправился, он бы приехал домой!».
Я закрываю глаза и мысленно пытаюсь представить обратную ситуацию: в Крыму разбился гражданин США, а его мать не пускают на территорию Украины. Возможно ли такое? Вряд ли. А если бы кто-то и отказал американке во въезде, – неизбежен был бы международный скандал и наверняка показательно полетели бы головы виновных чиновников. Со стороны Штатов семья Джемилевых пока не дождалась даже извинений.
– Может, в суд будете подавать, денежную компенсацию требовать? – спрашиваю у родных.
– Нам не нужны их деньги, – лицо Гульсум каменеет. – Ни за какие деньги в мире не вернешь сына. Я хочу только одного: еще раз посмотреть в глаза сотруднице, которая мне отказала в визе, и спросить: «Почему?». Я не понимаю. За что она так со мной?
«Республика» дозвонилась в Посольство США в Украине. Как нам объяснили в пресс-службе, «визовые вопросы не подлежат комментированию». Да и что тут комментировать? Пожалуй, лучшее и самое правильное, что могут сделать эти люди, – принести извинения матери, которой не дали увидеть умирающего сына.

Друзья погибшего, живущие в Майами, сообщили «Республике», что в машине, которая врезалась в мотоцикл Энвера, находилась некая 51‑летняя Габриэла. Женщине не выдвинуто никаких обвинений, а встречаться с американскими друзьями Энвера она наотрез отказалась. Может, американка тоже придерживается мнения, что случившееся «не подлежит комментированию»?

ПОМОЩЬ
По просьбе семьи Джемилевых выражаем благодарность Серверу Девлетшаеву, который поддержал людей в беде.


ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ
Мы отправим этот номер газеты в посольство США в Киеве. Понятно, что дипломаты строго соблюдают свои инструкции, но, может быть, они хотя бы тогда отреагируют на трагедию в семье Джемилевых.


Газета "Республика" Карандаш

Обыкновенные нелюди

Суд вынес приговор мародерам, грабившим братскую могилу евреев и крымчаков в Симферопольском районе. Но пока подозреваемые сидели на скамье подсудимых, другие ублюдки продолжали раскапывать могилу
Мария Макеева
фото: Юрий Лашов
Небольшой холм рыхлой земли. Из него торчит, вздрагивая от порывов ветра, кусок черного полиэтилена – словно мертвые машут из-под земли, подавая сигналы SOS. Рядом свалены остатки обуви. На одном сапоге, видимо, женском, хорошо сохранились заклепки, когда-то добросовестно посаженные сапожником. «Это тоже оттуда, из могилы, – Игорь Сазонов, сельский голова Трудового, многозначительно тычет пальцем вниз, – вандалы вытащили, а убрать было нельзя – милиционеры проводили следственные мероприятия».
Под нами, в бывшем противотанковом рву, лежат останки 10 тысяч человек. Их расстреляли фашисты. Их почти не оплакивали – некому было, да и не до того. И даже сейчас, после смерти, они не нашли покоя – братскую могилу уже трижды разрывали грабители. В 1980‑х, пару лет назад, и – в последний раз – в конце прошлого года.


Могильные «шахтеры»
«А здесь дверь, которой мародеры прикрывали раскопанные ямы». Игорь Сазонов кивает на вдавленную в землю дверь с облупившейся голубой краской. Она словно ведет в загробный мир – жуткий символизм, который совсем не пугал мародеров. Двери помогали им прятать следы преступления. «Выкапывали яму – примерно как под могилу, потом пробивали бетонную плиту над могилой (ее положили в 1985 году, после первого ограбления мертвых – „Р“), а под бетоном прокапывали в человеческих останках подземные ходы – как в шахте», – поясняет сельский голова. Мы идем по узкой полоске земли с пожухлой травой, по протоптанной тропинке. Если бы не установленные по краям бетонные столбики – условные обозначения границ места чудовищного расстрела евреев и крымчаков – догадаться, что под ногами покоится столько тел, было бы невозможно. С обеих сторон от бывшего противотанкового рва – поля, чуть дальше – дачи.
Новые раскопы обнаружили 11 декабря прошлого года, за несколько часов до начала траурного митинга, который традиционно в этот день проводят национальные общества возле памятника, посвященному трагическим событиям 1941 года.
«8 декабря мы наводили здесь порядок – белили бордюры, расчищали дорожки, все было в порядке, а 11 декабря обнаружили два новых раскопа», – вспоминает Игорь Сазонов – он и написал заявление в милицию.
«В ходе осмотра обнаружили три ямы. Две были накрыты деревянными одностворчатыми дверьми, присыпанными землей. То есть видно было, что ямы пытались спрятать, – рассказывает Сергей Николаев, начальник Симферопольского райотдела милиции. – Особое внимание привлекла неприкрытая яма. В ней четко просматривалось, что ниже, в бетонной „подушке“, было сделано отверстие диаметром около 40 сантиметров. Раскопки были свежими». По словам правоохранителей, на этот раз мародеры действовали «деликатно»: милиционеры не обнаружили ни инструментов, которыми раскапывали могилы, ни разбросанных человеческих останков. А ведь их предшественники, пойманные в мае прошлого года, особо не церемонились.



Искали золото, а получили срок
Тогда братскую могилу раскапывали с особым цинизмом – на месте преступления лежали кости расстрелянных людей, в том числе и челюсти, из которых выдирали золотые зубы. «Они столько перекопали, что у нас нет никаких сомнений – мародеров было не трое, а гораздо больше, – вспоминает очевидец Александр Стесин, координатор образовательных программ еврейского культурного центра „Гилель“».
Но задержать по горячим следам удалось троих – 28‑летнего жителя села Укромное Эльмара Усманова, 63‑летнего Георгия Полещука и его 35‑летнего сына Руслана. Следствие выяснило, что они грабили могилу больше года. Основной добычей мародеров были золотые коронки и украшения – евреи и крымчаки, которым фашисты сказали готовиться к дальней дороге, захватили с собой все самое ценное. Преступники продумали все до мелочей: проштудировали источники информации о захоронении, купили необходимое оборудование.
Через полгода после задержания симферопольский районный суд признал крымчан виновными в надругательстве над могилой и повреждении объектов культурного наследия. Осквернившие братское захоронение мародеры получили от трех до шести лет лишения свободы, один даже с конфискацией имущества.

Могиле нужна защита
Братская могила хорошо просматривается со всех сторон и даже видна с дороги Симферополь-Керчь. Как же мародеры могли больше года безнаказанно хозяйничать на месте расстрела? «Посудите сами: едете вы по дороге и видите, что тут копошатся люди. Да вы и внимания не обратите! – включается в разговор Шамир Хубларян, он возглавляет отдел работы с национальными культурными общинами в Рес­коме по делам нацменьшинств и депортированных граждан. – Около 90% крымчан не знают, что здесь в годы войны массово расстреливали людей». Памятник у края дороги хорошо заметен, но уходящую в сторону от трассы полоску земли – тот самый засыпанный противотанковый ров, в котором лежат расстрелянные крымчаки и евреи, – легко принять за чей-то неухоженный земельный пай.
Еврейская общественность пытается решить, как защитить ров от повторения кошмарных случаев. «Нельзя быть идеалистами: обязательно найдутся люди, которые будут пытаться снова все раскопать, – утверждает руководитель Еврейского благотворительного фонда „Хесед Шимон“ Виктория Плоткина. – Для нас важно защитить ров. Мы решаем, как поступать дальше, где взять деньги. Считаю, что к решению этой проблемы надо привлечь не только крымчакскую и еврейскую общественность».
Как и кто будет охранять памятник, пока не знают и в Рескоме по охране культурного наследия. Поскольку Памятное поле находится не в населенном пункте, организовать охрану там непросто. Среди вариантов, которые представители Рескома обсуждают с сельским головой Трудового, – проведение рейдов, установка видеонаблюдения и даже размещение на братской могиле нового саркофага. «Хотя практика показывает, что бетон грабителей не остановит, – отмечает заместитель председателя комитета Вячеслав Зарубин. – Может, будем ходатайствовать о восстановлении поста ГАИ, хотя бы на год».



ХУЖЕ ФАШИСТОВ
В 41-м гитлеровцы не стали обыскивать расстрелянных людей и, тем более, выдергивать у них золотые зубы. Только в 43-м, перед отступлением из Киева, чтобы замести следы чудовищного преступления, немецкое командование приказало выкопать и сжечь трупы людей, расстрелянных в Бабьем Яру. Узники Сырецкого концлагеря, которым поручили эту страшную работу, должны были перед сожжением трупов вырывать у них золотые коронки.
Нацистов и нынешних мародеров, разбросавших в 2012 году кос­ти расстрелянных людей по полю, объединяет главное – презрение к человеку, как живому, так и мертвому. Это и есть то, что называют фашизмом.


Не в первый раз
Братскую могилу под Симферополем впервые разрыли еще в середине 1980‑х годов. «Тогда были задержаны двадцать семь человек, – вспоминает историк и краевед Владимир Гуркович. – Именно после этого уголовного дела, имевшего широкий резонанс – поэт Андрей Вознесенский написал об этом свою поэму „Ров“ – бывший противотанковый ров залили 35‑сантиметровой «подушкой» из бетона».
Бетон засыпали землей, а возле дороги, ведущей к памятнику, поставили пост ГАИ, который круглосуточно охранял территорию братской могилы жертв Холокоста. В начале нового века пост убрали – и памятник был бесхозным вплоть до февраля 2012 года, когда его взял на баланс сельсовет Трудового. Но и сегодня место массового расстрела никто не охраняет. В сельсовете говорят, что скудный сельский бюджет не потянет таких расходов. «Мы должны за этим памятником следить – наводить порядок, убирать мусор, белить бордюры, – подчеркивает председатель сельсовета. – И мы это делаем – в штате у нас числится рабочий, который наводит там порядок. А обеспечить охрану – это совсем другой уровень затрат».

Андрей Вознесенский, «Ров» (отрывок)
Не дай бог первым вам увидать
эту свежую яму,
где череп открыт.
Валя! Это была твоя мать.
Это быль, это быль,
это быль, это быль,
золотая и костная пыль.
Со скелета браслетку снимал нетопырь,
а другой, за рулём, торопил.
Это даль, это даль,
запредельная даль.
Череп. Ночь. И цветущий миндаль.
Инфернальный погромщик
спокойно нажал
после заступа на педаль.
Бил лопаты металл.
Кто в свой череп попал?
Но его в темноте не узнал.
Тощий, как кочерга,
Гамлет брал черепа
и коронок выдёргивал ряд.
Человек отличается от червя.
Черви золото не едят.
Ты куда ведёшь, ров?
Ни цветов, ни сирот.
Это кладбище душ – геноцид.
Степью смерч несётся из паспортов.
И никто не принёс гиацинт.


«Вандалы ответят перед Богом...»
У франков, народа, жившего в начале нашей эры на территории современной Франции, разграбление могил было единственным наказанием, за которое полагалась смертная казнь. Мировые религии тоже предусматривают наказание для мародеров – прижизненное или после смерти.

Православные
Пресс-служба: «Нет никакого оправдания варварам»

«К подобным случаям православная церковь относится категорически плохо. Нет никакого оправдания варварам, которые в поиске мнимых ценностей не погнушались осквернить память невинно убиенных наших сограждан, потревожив их прах. Есть Божий суд. За свои дела и поступки человек будет держать ответ перед Богом, и за эти надругательства вандалы тоже будут отвечать на Божьем суде».

Мусульмане
Заместитель Муфтия мусульман Крыма Айдер Исмаилов: «Чтобы неповадно было»

«Покойные люди, согласно исламу, имеют такое же право на уважение, как и живые. Поэтому надругательство над их могилами расценивается как надругательство над честью и достоинством живого человека. Конкретную форму наказания по исламским законам определяет шариатский суд в зависимости от конкретной ситуации. В разных случаях это может быть или возмещение морального и материального ущерба, или принудительные работы, или же лишение свободы. Суть должна быть такой: чтобы другим неповадно было».

Иудеи
Раввин Михаил Капустин: «Это преступление против бога»

«В иудаизме есть два вида преступлений: против людей и против бога. Еврейский закон касается прежде всего евреев, потому что долгое время мы были достаточно замкнутым обществом. Так что вандалов по этому закону судить нельзя. Но в иудаизме есть еще принцип, который в переводе на русский звучит так: «закон страны – это закон». То есть мы признаем и выполняем закон государства, где мы живем. В этом конкретном случае вандалы должны, прежде всего, полностью возместить причиненный людям ущерб. А как они будут договариваться с Богом – я не знаю».

Мародерство в пылу революций
Обычно могилы оскверняют во времена государственных переворотов и социальных катастроф. Тем страшнее крымские примеры мародерства, случившиеся в наше спокойное и сравнительно сытое время.

Усыпальница французских королей в базилике Сен-Дени (Париж)
Когда: 1793–1394 годы.

Судьбу останков французских монархов решили на заседании Национального конвента: «нечистый прах» тиранов решили уничтожить под предлогом повторного использования свинцовых гробов. Могилы разграбили, плиты и мавзолеи разгромили, некоторые трупы разделили на части – вандалы оставляли их или для себя в качестве сувениров, или для продажи – на монарших останках можно было неплохо заработать. После того как коллекционеры собрали царские реликвии, более 170 тел монархов сбросили в две вырытые у паперти братские могилы (одна – для Валуа и «первых династий», другая – для Бурбонов). Останки присыпали негашеной известью, затем землей и утрамбовали катком, который тянула лошадь.

Могила Лавра Корнилова (Краснодар)
Когда: 1918 год.

Военачальник белых Корнилов погиб в 1918 году от случайного снаряда во время неудачного штурма Екатеринодара. Белые похоронили своего командующего тайком, в поле, но из-за спешки не успели как следует замаскировать могилу. Большевики обнаружили захоронение, вскрыли его и отвезли тело в Екатеринодар. Там труп сначала сфотографировали, а потом отдали тело на растерзание толпы. С покойника сорвали одежду, пытались его повесить, но гнилая веревка не выдержала – и толпа стала колоть мертвое тело штыками, рубить шашками и топтать сапогами. Потом труп отвезли на скотобойню и возле нее устроили еще одну «казнь»: тело обложили соломой и подожгли. На следующий день пепел собрали и развеяли по ветру.

Газета "Республика" Карандаш

Выжившая в Чокраке: «Я лежала на дне пещеры и видела, как на меня летит дерево, вырванное джипом»


Трагедия в пещере Монастырь-Чокрак: двухтонный автомобиль рухнул на 80‑метровую глубину, когда туда спускались туристы-спелеологи. Старенький «Опель» превратился в смертоносный снаряд: ломал тела людей, рвал альпинистские веревки и выворачивал каменные глыбы
Кирилл Железнов
32‑летний спелеолог-любитель Алексей Гончаренко погиб мгновенно. Две девушки – в больнице. Сейчас идет следствие: милиция выясняет обстоятельства происшествия. По одной из версий, спелеологи неаккуратно припарковали внедорожник, и он просто скатился в пещеру: если это окажется правдой, виновному будет грозить ответственность за неумышленное убийство.


«Потом лежала и молилась»
«Упал в пещеру автомобиль. Это бред. Так не бывает», – вспоминает свои первые мысли начальник Контрольно-спасательной службы Крыма Владимир Мельников. Именно он и его ребята первыми оказались у обледеневшего и заснеженного входа в пещеру Чокрак на крымском нагорье Караби. В глубине темного колодца были слышны голоса людей. Оказалось, что в пещеру скатился и ухнул джип. По пути он выкорчевал дерево, росшее на краю пещеры, перерубил альпинистские веревки и искалечил спелеологов, которые в это время были на склоне пещеры. Москвичку, едва успевшую спуститься (смотрите инфографику), автомобиль только зацепил: у нее повреждено колено. Руководитель группы Алексей Гончаренко погиб мгновенно – упал с высоты 60 метров и разбился. Вместе с ним сорвалась 26‑летняя Светлана, которая находилась ближе к дну колодца. У нее множественные переломы.
«Спустившийся в пещеру первым спасатель и, следом за ним, врач, сообщили, что один мужчина мертв, а девушка пребывает в достаточно тяжелом состоянии, – рассказывает Владимир Мельников. – Ситуацию осложнял текущий бак с бензином – вонь жуткая, плюс опасность взрыва».
Пещера чудом не стала общим котлом смерти: из искореженной груды металла литры бензина лились на каменистое дно. Вспыхнуть могло в любую минуту.
«Очень осложняли работу сломанные деревья и вывороченные автомобилем при падении глыбы – они замерли в верхней части колодца в неустойчивом равновесии», – вспоминает Владимир Мельников.
Спасательная операция длилась 10 часов. Джип упал в пещеру около пяти вечера, а Светлану подняли наверх на специальных носилках только в три часа ночи.
«Я упала с 20‑метровой высоты, оборвались веревки, – рассказывает чудом выжившая женщина, она сейчас находится в Белогорской ЦРБ. – Но сознание не потеряла – лежала и видела, как сверху на меня летит сухое дерево, вырванное с корнем джипом. Подумала, что это конец, смерть. И сделать ничего нельзя, потому что все происходит в доли секунды. Мне повезло – я выжила. Потом лежала и молилась, а мои товарищи всячески пытались меня ободрить, говорили, что спасатели в пути, что скоро этот ужас закончится».
«Состояние Светы тяжелое, но стабильное, ее жизни ничего не угрожает, – сообщили „Республике“ медики Белогорской больницы. – Пострадавшая получает всю необходимую помощь».
Светлане придется провести в больнице еще несколько недель, но сам факт, что женщина выжила после падения с высоты минимум пяти этажей, а сверху на нее рухнуло дерево – удивляет. Родилась в рубашке!

«Леша был хорошим спелеологом, опытным»
Злосчастный «Опель Фронтера» принадлежал погибшему Алексею Гончаренко. Он купил подержанное авто около года назад. Знакомые рассказывают, что машина час­то «хандрила» и могла сломаться прямо посреди дороги: однажды на трассе у нее просто вывалился карданный вал. Но Леша был парень «с руками» и запросто чинил авто.
«Мы все в шоке, это общая беда, – говорит по телефону Александр Бураченок, товарищ погибшего. – Леша был хорошим спелеологом, опытным… Что там произошло – непонятно».
Пресс-секретарь прокуратуры Крыма Наталья Бояркина сообщила, что милиция начала расследование по статье «убийство по неосторожности». Список подозреваемых уточняется, кто последним был за рулем – пока не установлено. Наказание по этой статье – лишение свободы на срок от трех до пяти лет.
Кто будет вытаскивать джип-убийцу из пещеры, да и будут ли в принципе, нам выяснить не удалось. В комитетах, которые вроде бы должны быть заинтересованы природой Крыма, ссылались друг на друга, но так и не дали точного ответа. Вероятно, груда металла пролежит еще какое-то время на дне Чокрака. Автомобильным экспертам, видимо, придется спускаться на дно пещеры, чтобы осмотреть машину и установить, стояла ли она на передаче и был ли включен ручной тормоз.
…У католиков распространено надгробное сокращение «R. I.P.» – «Покойся с миром». На странице Алексея Гончаренко в социальной сети, словно эпитафией, стоят буквы через точку: «К. А.Р. А.Б. И.», а в комментариях – слова скорби друзей. С многочисленных фото смотрит еще молодой парень: жилистый и подтянутый. Те, кто ходил в походы, знают людей такой конституции – они могут без устали шагать десятки километров с рюкзаком за плечами. У погибшего остались двое детей и жена. Был ли Леша виновен в трагедии – установит следствие. Мы приносим семье Алексея Гончаренко свои соболезнования.

Алексей Мочанов, автоэксперт, профессиональный гонщик:
«Я не был на месте происшествия и не могу делать заключения. Но все, кто чуть-чуть знаком с автомиром, понимают, что „Опель Фронтера“ – это далеко не новая машина, она давно не выпускается. Может быть, за счет немалого веса ее просто «сорвало» с передачи или ручника и понесло под уклон. Чтобы предотвратить трагедию, достаточно было вывернуть колеса в сторону любого природного препятствия: авто бы тюкнулось в преграду и остановилось. Хотя, конечно, надежнее подкладывать «башмаки» под колеса».

Справка
Монастырь-Чокрак – пещера вертикального типа на Караби-яйле, один из крупнейших «колодцев» Крыма. Глубина – более 80 метров, внутри пещера скрывает разветвленную систему галерей, местами расширяющихся в залы. Название в переводе с крымскотатарского означает «Монастырский родник».

Пещера известна с начала XIX столетия, исследована в 1960–1970 годах. Излюбленное место походов крымских спелео­логов. Кстати, при СССР, чтобы получить право спуститься в Монастырь-Чокрак, нужно было пройти серьезную проверку и иметь значительный опыт спусков.