Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Газета "Республика"

Человек неравнодушный

3.jpg
Раиса Новицкая, директор музея в Судаке, добилась перезахоронения шести советских солдат, участников Судакского десанта
Илона Тунанина
фото: Александр Кадников
Немка по крови, украинка по паспорту, крымчанка по мес­ту прописки. Два с половиной месяца она хранила в городском музее Судака в картонных коробках найденные на стройке останки советских солдат и с трудом добилась, чтобы их перезахоронили со всеми почестями.

Collapse )
promo respublika_news april 24, 2013 10:20 5
Buy for 100 tokens
Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС рассказали «Республике» о войне с «мирным атомом» Глеб Масловский В эти дни вспоминают, пожалуй, самую страшную техногенную катастрофу в мировой истории – аварию на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года взрыв…
Газета "Республика"

Верен присяге


Подполковник украинской армии Владимир Докучай рассказал «Республике», почему после двух недель в заблокированной воинской части он остается верен присяге
Кирилл Железнов
fb.com/kirill.jeleznov
фото: Александр Кадников
Невысокий заборчик воинской части А3835 на окраине Бахчисарая тянется белой лентой вдоль серой дороги. К нему подходят трое ребят: в руках баклажки с водой и блок сигарет – помощь солдатам от местных жителей. Несколько часов назад часть разблокировали, остался жиденький митинг из 13 человек с российскими флагами. Да и эти люди, потеряв поддержку вооруженных солдат, прозванных в Крыму «зелеными человечками» и «кузнечиками», потихоньку расходятся. Не прогремело ни одного выстрела, никто не пострадал. Судьба и выдержка военных с обеих сторон в очередной раз помогли сохранить в Крыму хрупкое равновесие.

«Это агрессия другого государства, пускай соседнего и братского. Что бы там ни говорили, как бы не уверяли, что в Крыму нет российских солдат, это прямая агрессия», – подполковник Владимир Докучай, заместитель командира воинской части по работе с личным составом, при разговоре немного раскачивается, легко перенося вес тела с пяток на носки. Мы стоим возле ворот части, на территорию нас не пускают – остерегаются провокаций. Подполковник – невысокий человек, с волевым, но уставшим лицом. Военная выправка, спокойные, внимательные глаза, руки – за спину. Речь быстрая и четкая, никакой двусмысленности или уклончивости.

Collapse )

Газета "Республика"

«Мы защищали бы любую власть…»


Раненные в Киеве милиционеры рассказали, ради чего рисковали жизнью
Илона Тунанина
fb.com/ilona.tunanina
фото: Александр Кадников
Никогда не думала, что буду задавать своим ровесникам те же вопросы о войне, которые когда-то слышал от меня дед, ветеран Великой Отечественной. Было страшно? Как поддерживали боевой дух? Почему не сложили оружие? «Республика» пообщалась с ранеными бойцами, которые почти три месяца стояли напротив майдановских баррикад – и защищали, по их собственным словам, не власть, а порядок и конституцию. Домой вернулись не все: трое сотрудников крымских спецподразделений погибли, более полусотни находятся в госпиталях и больницах.

Collapse )

Газета "Республика"

В память о неспасенных душах


В следующем году в Феодосии появится музей и мемориал в память о моряках-черноморцах, погибших в Великую Отечественную войну. В конкурсе проектов участвуют семь работ, победитель станет известен уже на днях
Василий Акулов
Уже решено, что мемориал будет находиться напротив феодосийского Дома офицеров флота. Основой экспозиции музея станут вещи, поднятые с затонувшей у берегов Тарханкута советской подводной лодки «Щ‑216». Субмарину нашли летом: сначала ее планировали поднять на поверхность целиком и превратить в музей, но от этих планов пришлось отказаться – помешали повреждения, которые корпус подлодки получил от взрыва глубинной бомбы.

Collapse )
Газета "Республика"

Их Афган: долго, дорого, безуспешно


США выводят войска из Афганистана, добившись примерно такого же результата, как СССР в 1980‑е или Великобритания в 1920-е
Андрей Зотов
Двенадцатую годовщину изгнания талибов из Кабула США встретят в режиме подготовки к полному выводу войск из Афганистана – американский контингент должен покинуть страну до конца следующего года. Действительно, пора: война в Афганистане и так стала самой длительной в истории США. Даже после разгрома Талибана в Афганистане каждый год погибают около 300 американских солдат, а затраты на боевые действия превышают бюджет Украины.

Collapse )

Газета "Республика"

Прощай, армия!


Последний призыв в Вооруженные силы Украины закончится через месяц. Уйдет в прошлое целая культура – «духи» и «дедушки», письма домой и «100 дней до приказа», дембельские поезда и верные невесты, ждущие своих милых
Кирилл Железнов
фото: Юрий Лашов
Вековая традиция отдавать Родине воинский долг скоро станет историей – как черно-белые телевизоры и интернет по телефонным проводам. В прош­лом останутся шумные проводы за длинными столами, встречи с шампанским на перроне, парадная дембельская форма с самодельными аксельбантами и долгие мужские разговоры с воспоминаниями – «а я на службе…»

Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

Подводная могила станет музеем


Подлодку «Щука», пролежавшую 69 лет на морском дне у мыса Тарханкут, поднимут на поверхность и превратят в музей
Василий Акулов
Ее уничтожила глубинная бомба. Советская «Щука» получила пробоину, экипаж погиб, а подлодка провела на глубине полсотни метров почти 70 лет. Ученые предполагают, что в корпусе «Щуки» остался воздух, а часть внутренних помещений уцелела – и в них «законсервирован» 1944 год.


Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

Крепость-невидимка: огромная и невостребованная


Крупнейшее фортификационное сооружение Крыма – форт Тотлебен – было построено, чтобы охранять от вражеских судов Керченский пролив, но никогда не использовалось по назначению. Гигантский многомиллионный проект оказался практически бесполезным
Алексей Вакуленко
фото: Юрий Лашов
Форт Тотлебен – это, наверное, самая недооцененная крымская достопримечательность. Огромная крепость (площадь – более 400 гектаров), раскинулась на окраине Керчи. Километры подземных ходов, сотни казематов – и всего три тысячи туристов в год.
Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

«Листок, на котором вам пишу, я взял у убитого фрица…»


Письма с фронта: что торопились сообщить родным советские солдаты, понимая, что завтра может быть их последний бой, последний день?
Подготовил Кирилл Железнов
Треугольники со штампом «Просмотрено военной цензурой» несли весточки от солдат к матерям, женам и детям. Они написаны по-особенному, совсем не так, как привыкли писать мы, перебрасываясь отрывистыми кусочками текста по электронной почте или в социальных сетях. Бросаются в глаза нежные обращения бойцов к адресатам, обстоятельные пожелания здоровья – солдаты торопились выплеснуть на бумагу любовь к своим близким, понимая, что завтра такой возможности может и не быть.

Collapse )

Газета "Республика" Карандаш

Хозяин танка

«Три танка у меня подбили, на четвертом дошел до Берлина», – рассказал «Республике» танкист Ашот Аматуни
Алексей Вакуленко
Еще каких-то восемь лет назад, в год 60‑летия Великой Победы, на полуострове их было 13. Героев СССР – настоящих, советских, завоевавших свои Золотые Звезды в Великой Отечественной. Сегодня в живых остались четверо: трое – в автономии, еще один – в Севастополе. В преддверии Дня Победы один из крымских Героев Советского Союза – генерал-лейтенант Ашот Апетович Аматуни – рассказал «Республике» о своих подвигах.


«ВЗРОСЛЕЛИ РАНО – ВОЙНА»
– Кофе будешь? – с необычайной бодростью, чуть ли не с порога, предлагает радушный хозяин. Не желая обременять героя лишними хлопотами, вежливо отказываюсь.
– Смотри. А то я быстро организую, – и на лицо умудренного жизнью генерала ложится улыбка. – Знаешь, жить нужно активно и энергично, добиваться своих целей, никогда не позволять себе сникнуть.
Службу в Красной армии Ашот Апетович начал с июля 1941 года.
– Я тогда учился в родном Ленинакане на первом курсе института, на физико-математическом факультете, – вспоминает прославленный танкист. – Речь Молотова о нападении Германии мы слушали вместе с однокурсниками, а потом сразу пошли в военкомат, записываться добровольцами. Уже через три месяца я был на фронте. Попал в пехоту. Время тогда было горячее, мы даже начальную подготовку – курс молодого солдата – не успели пройти до конца. Сразу в окопы. Я был стрелком, помощником пулеметного расчета. Потом стал пулеметчиком.

Collapse )