Газета "Республика" (respublika_news) wrote,
Газета "Республика"
respublika_news

Categories:

Вот на сторону майдана – это было бы предательство...


Бывший майор «Беркута» Александр Васюков – о причинах, заставивших его присягнуть народу Крыма
Илона Тунанина
fb.com/ilona.tunanina
фото: Александр Кадников
Крым начинает формировать свои вооруженные силы. Присягу на верность крымчанам приняли более 150 человек. Среди них нет ни одного украинского военного из заблокированных в Крыму воинских частей, но есть бывшие бойцы «Беркута», который был расформирован новым министром внутренних дел Арсеном Аваковым.
Один из них – 48-летний симферополец Александр Васюков, в «Беркуте» он командовал ротой. Отвечая на мои вопросы о Родине и патриотизме, о предательстве и национализме, он почти не смотрит в глаза, говорит куда-то в сторону. Не потому что стыдно – просто не привык открывать душу незнакомцам.

– Если говорить о присяге, то тут вопросов никаких: выбор я сделал сознательно, по зову сердца. «Беркут» расформировали, с меня государственные полномочия сняли, – Александр сразу начинает с главного. – Знаете, я считаю, что это от нас отказались. Мы присягали народу, а он в нас стрелял. Подумайте: мой народ в меня стрелял, поджигал «коктейлями Молотова», травил дымом от покрышек с хлоркой. Нам всем до сих пор легкие чистят – кровь грязная. А здесь, в Крыму, меня любят и ценят. И нашу службу, и нас. Как нас здесь встречали!

– Вы по-разному относитесь к Крыму и Украине?
– Тонкий вопрос, – задумывается Александр и впервые смотрит мне в глаза. Через переносицу тянется свежий шрам – память о февральских событиях в Киеве. Начиненный картечью заряд из охотничьего ружья попал между глаз, переломил свод черепа и разорвался в районе переносицы. – Я никого не разделяю. Но в данный момент мой народ – тот, который живет здесь, на этой земле. Вне зависимости от того, украинцы это, татары, греки, русские, болгары или немцы, армяне или евреи. Это – мой народ.
В голосе Александра слышится обида. В «Беркуте» он прослужил полжизни, с 1996 года. Выбор сделал сам, служить нравилось – «так сросся с работой, что считал нашу часть вторым домом». Оставался верным присяге до конца.
– Когда мы стояли в Киеве, мимо проходили депутаты, ляшки всякие, кричали: «Да вас уже нет, не существует „Беркута“, можете здесь не стоять! Переходите на нашу сторону – и все будет хорошо». Вот если бы я тогда перешел на другую сторону – это было бы предательство. Хотя для этого, скажем честно, были все основания: нами бездарно управляли, нас оставили без оружия против вооруженной толпы. Мы не перешли на сторону радикалов как раз потому, что остались верны присяге.

– Наверное, вам близки чувства украинских военных, которые сейчас заблокированы в своих частях? Они тоже вспоминают присягу и говорят, что не сдадутся.
– Да, среди них есть настоящие патриоты Украины. Мне жаль, что они не видят нелегитимность власти в Киеве, но их позиция вызывает уважение. Плюс у многих здесь нет корней, семьи на Украине – им потом туда возвращаться. Возможно, они боятся за близких.
Думаю, когда пройдет референдум, все станет на свои места, многие солдаты определятся и сложат оружие. Надеюсь, все обойдется без крови. Это наши люди. Как в них стрелять?
Александр просит разрешения закурить. Делает несколько затяжек и продолжает разговор.

– А что для вас патриотизм?
– Любовь к той земле, на которой родился и живешь. У каждого есть своя малая родина. В масштабах Крыма для меня это – Симферополь. Я обожаю свой город. После событий в Киеве Россия сообщила, что готова принять сотрудников «Беркута» вместе с семьями. Так вот, для меня это невозможно – оторваться от этой земли. Я здесь родился, здесь мои предки, мои корни.

– Если Крым станет частью РФ, вы будете присягать на верность России?
– Да, присягну.

– Сейчас «Беркут» финансирует Крым?
– Да, обещают так. Мы пока ещё зарплату не получали. Раньше финансирование шло из Киева.

– Тогда вы были довольны своей зарплатой?
– Относительно. В «Беркуте» платили больше, чем в других подразделениях. Боец «Беркута» получал 4 тысячи гривен – почти в два раза больше, чем другие. Но это повышение произошло два года назад. А раньше денег платили не много.

– Сейчас какую зарплату обещают? Кстати, в рублях или в гривнах?
– Говорят, что в ближайшее время сохранят прежнюю. Она будет в гривнах. Дальше – не знаю.

– На вашей форме пока нашивки украинского «Беркута»? – Александр кивает. – А когда обещают новое обмундирование?
– Об этом речи пока не идет. Может, я просто не знаю: ещё продолжаю лечение в госпитале, на полустационаре.

– Представим ситуацию: в Крым вернулась киевская власть, «Беркут» опять расформировали. Чем будете заниматься?
– Возврата к прошлому не будет, – уверенно говорит Александр. – А если вдруг – я себе дело найду. Если что, устроюсь в строительную фирму. Я могу плитку класть хорошо, мне это нравится.

Tags: Беркут, Республика № 9 (144), Тунанина, интервью
Subscribe
promo respublika_news april 24, 2013 10:20 5
Buy for 100 tokens
Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС рассказали «Республике» о войне с «мирным атомом» Глеб Масловский В эти дни вспоминают, пожалуй, самую страшную техногенную катастрофу в мировой истории – аварию на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года взрыв…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments