Газета "Республика" (respublika_news) wrote,
Газета "Республика"
respublika_news

Categories:

«Евромайдан»: мы это видели


Град камней и вкусные булочки, черный дым и красная кровь – в спецрепортаже «Республики»
Глеб Масловский
фото автора
«Республика» отправилась в Киев, чтобы своими глазами увидеть, что происходит на Грушевского и майдане Незалежности. Мы не надевали жилеты с надписью «Пресса», не регистрировались как журналисты – хотелось увидеть изнаночную, непарадную сторону бунта.


Нестрашная фабрика страшных картинок
Над улицей Грушевского плывет черный дым и ритмичный металлический стук – кусками арматуры колотят по пустым бочкам и остову сожженного революционерами несчастного жигуленка. Дым валит от горящих покрышек, поднимается столбом в искрящееся морозное небо, коптит стены жилого дома. Под ногами – холодное черное месиво: снег превратился в мажущую гарью кашу. Одежда мгновенно впитывает острую вонь паленой резины.
Линия фронта – перегородивший улицу ряд сожженных автобусов. На них взобрались четыре парня с металлическими щитами: швыряют куски выбитой брусчатки в почти не различимый за черным дымом строй бойцов внутренних войск. На второй линии атаки работает артиллерия революционеров – две большие, выше человеческого роста рогатки. Их заряжают здоровенными гайками, болтами и теми же кусками брусчатки. С криками: «Смерть ворогам!» несколько человек натягивают гигантскую рогатку. Снаряд улетает в небо, пропадает в дыму. В ответ со стороны «Беркута» летят шумовые гранаты: «Грум!» – глухие взрывы закладывают уши.
Один из четырех бойцов‑революционеров на автобусе бросает щит и размахивает гигантским флагом Украины. На фоне черной стены дыма и пламени горящих покрышек он действительно смотрится героически. Правда, становится отличной мишенью для тех самых снайперов «Беркута», стреляющими резиновыми пулями, о которых складывают легенды на «евромайдане» и телевидении. Но никто в революционера не стреляет. Он снова укрывается щитом. Снова бросает камни.
В нескольких метрах от меня готовят заряд пиротехники – мощные фейерверки, такими стреляют на богатых свадьбах и городских праздниках. Сейчас их по команде запустят в солдат. Ракеты будут взрываться в строю, пропаливать спецодежду и слепить.



Чуть поодаль, за выступом стены, бензин разливают по бутылкам, затыкают горлышки тряпками – ткань будет играть роль запала. Тут же мужчина в каске и пожилая женщина разносят горячий чай в пластиковых стаканчиках и еще теплые булочки. Тянутся задубевшие руки – в Киеве минус 17.
– Хлопци, берыть, вам потрибни силы, щоб звалиты цю власть, – угощает нас. – Слава захисникам баррикад!
Булочки вкусные, с вишней, они пахнут теплом и домашним уютом. А вокруг – перепачканные сажей, злые и замерзшие, но какие-то веселые люди тащат новые снаряды для рогатки, стучат в бочки и скандируют: «Банду геть!».
Говорят, здесь очень опасно. Сначала рассказывали, что милиционеры стреляют по толпе резиновыми пулями, потом якобы нашли металлические жаканы. Эти боеприпасы – вроде как подобранные на Грушевского – теперь лежат на мини-выставке у входа на майдан Незалежности. Разъяснения дает похожий на атамана мужик в казацкой шапке с запорожскими усами: «Ось такою – поглянь – слона вбыты можно».



Недалеко от «передовой», за третьим рядом баррикад дежурит «скорая» – видимо, машину выделила частная клиника, хозяева которой поддерживают беспорядки. Медики сидят без дела – раненых нет. Никто не пострадал ни от резиновых пуль, ни от металлических, которыми «слона можно».
Мы подходили к месту столкновений несколько раз и провели на Грушевского в общей сложности около четырех часов. За все это время мы не заметили, чтобы хоть один из атакующих получил хотя бы царапину. Милиционеры не стреляли, и даже брошенные в них булыжники не летели обратно. Так что героически стоять в клубах дыма на крыше сожженного автобуса – не намного опаснее, чем играть в пейнтбол. По крайней мере, именно так было в субботу, 25 января.



Улица Грушевского – не единственный проход в правительственный квартал, к зданиям парламента и правительства, которые пытаются захватить радикалы. Есть еще Садовая, Шелковичная, Липская – сейчас их перегородили КАМАЗами, на каждой дежурит пяток милиционеров. Казалось бы – бери и атакуй. Но экстремисты сгрудились у стадиона «Динамо».
Почему? На наш взгляд, потому, что цель захватить парламент и правительство (а значит, дать президенту основания ввести чрезвычайное положение) перед оппозицией не стоит. Это не война всерьез, на поражение. Это шоу. Жестокое, кровавое, с человеческими жертвами. Улица Грушевского – не поле боя, не место столкновения добра со злом. Это маленькая фабрика, которая производит главный продукт современной революции – видео для телеканалов и фото для газет. Производит страшные картинки, которые вызовут у зрителя ужас: «вот до чего Янукович страну довел».
Все закономерно: когда интерес мировых политических элит и СМИ к «евромайдану» начал угасать – «Стоят два месяца, ну и что? Скучно» – оппозиции понадобилось подогреть внимание. И появились столкновения на Грушевского. Маленький пятачок у входа на стадион стабильно снабжает мировые СМИ страшными картинками, обыватели ахают, президенты нервничают – и цель достигнута.



Зона без закона
Людской поток спускается от Грушевского к Майдану. Говорят, спорят и кричат лозунги.
– Як, що дали робыты? – с удивлением переспрашивает меня низенький парень. – Зараз владу скынемо, а дали выришуваты будемо.
Спрашиваю, за кого он: Кличко, Тягнибока, Яценюка?
– А це не мае значення, – пожимает плечами, хлопает меня по плечу. – Це не важливо, головне зруйнуваты строй, а там будемо миркуваты, що дали робыты.
В толпе оживление: поймали «предателя». Его тащат по скользкому склону: за руки держат двое парней, а третий, видать главный, идет сзади. Пленный не сопротивляется, но его ноги часто скользят в ледяной каше. Задержанный спотыкается, часто приседает на корточки, чтобы не упасть, или повисает на руках своих мучителей. Тогда тот, кто идет сзади, с размаху бьет его кулаком по почкам или коленом в позвоночник.
– Хлопци, я додому хотив, я йому ничого не казав, – у избиваемого испуганное, черное от копоти лицо, в кровавых потеках возле носа и подбородка, а в уголках глаз и на щеках белые короткие полосы. Плакал. – Я питав, як на метро до вокзалу, я мамою клянуся, я ничого не казав! Додому хотив, я сумку зибрав!



Парня задержали за то, что выйдя с территории Майдана, он подошел к милиционеру и о чем-то с ним говорил. Решили – стукач. Дождались, когда вернется, повалили в черную холодную кашу и били. Потом поволокли на пост, били по дороге. Что этот несчастный мог рассказать милиционеру, какие секретные сведения передать – совершенно непонятно, ведь сюда, на территорию революции, может пройти любой: сам все увидеть и разузнать.
К процессии подбегает мужчина в дорогом шлеме, мотоциклетных латах, наколенниках, на шее болтается и подпрыгивает респиратор, а вместо деревянной дубинки в руках арматура. Видать, какой-то начальник революции. Слушает нелепый рассказ, кажется, что сейчас весь этот бред закончится и пленного отпустят.



– В штаб тащить паскуду, – выносит свое решение, показывает в обратном направлении, в сторону захваченного Дома профсоюзов. Парня разворачивают и волокут в штаб. Страшно. После этой короткой сцены понимаешь, что тут, на захваченной территории, не действуют законы, и никто, случись беда или недоразумение, тебе не поможет. Судить и наказывать будут революционеры. По своим представлениям о чести и правде, не собирая доказательств, не давая права на защиту. Действительно страшно, страшнее, чем на передовой, на Грушевского.
Возле Дома профсоюзов – еще один избитый. Его окружают бойцы революции – в шлемах и с однотипными металлическими щитами. Говорят – «титушка», так революционеры зовут людей, якобы нанятых властью для провокаций. Говорят, бросил в толпу то ли камень, то ли петарду. Задержали. Парень с виду крепкий, но голова вся в крови, лицо – в синяках, куртка порвана. Он хромает, подволакивая правую ногу, и, кажется, от побоев плохо соображает, что происходит. То ругается матом, то извиняется, то норовит снять грязные штаны и показать «всьому товариству дупу». Ему добавляют, прямо тут же, возле штаба. Бьют беззлобно, но с каким-то удовольствием и словно сломанную куклу волокут в двери штаба.



Tags: Евромайдан, Мадан, Масловский, Республика № 3 (138), впечатления, революция
Subscribe

  • Почти беженцы

    Двое крымчан, покинувших полустров ради жизни на «материковой» Украине, и двое украинцев, решившие найти защиту в Крыму, рассказали…

  • «Детские деньги»: прибавят или урежут?

    Жители Крыма не будут получать украинские выплаты на рождение ребенка, но смогут рассчитывать на российский материнский капитал Мария Макеева…

  • ДЕНЬ РЕФЕРЕНДУМА: ОЧЕРЕДИ И МИТИНГИ

    Крым высказал свое мнение – впервые за последние 23 года Мария Макеева 16 февраля крымчане сделали свой выбор, проголосовав за…

promo respublika_news april 24, 2013 10:20 5
Buy for 100 tokens
Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС рассказали «Республике» о войне с «мирным атомом» Глеб Масловский В эти дни вспоминают, пожалуй, самую страшную техногенную катастрофу в мировой истории – аварию на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года взрыв…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Почти беженцы

    Двое крымчан, покинувших полустров ради жизни на «материковой» Украине, и двое украинцев, решившие найти защиту в Крыму, рассказали…

  • «Детские деньги»: прибавят или урежут?

    Жители Крыма не будут получать украинские выплаты на рождение ребенка, но смогут рассчитывать на российский материнский капитал Мария Макеева…

  • ДЕНЬ РЕФЕРЕНДУМА: ОЧЕРЕДИ И МИТИНГИ

    Крым высказал свое мнение – впервые за последние 23 года Мария Макеева 16 февраля крымчане сделали свой выбор, проголосовав за…